cheap bike jerseys

Two hours into the ceremony, Alfonso Cuaron's box office hit and visual marvel "Gravity" had accrued six Oscars, winning for cinematography, editing, score, visual effects, sound mixing and sound editing. mlb jerseys You can't get that readily from canned pineapple. It has to come from a fresh pineapple. So when you first buy your pineapple, one of the things you want to do is take it and put it in something and turn it upside down. ALICE MONSAERT: This piece of equipment is called the BOSU, B O S U. It stands for "both sides up," and it evolved into the fitness industry from the stability ball. The stability ball is nice and round. Wine is a wonderful accompaniment to this dish. A chianti or zinfandel is a traditional wine paired with tomato sauce and pasta. The cannoli is a popular Italian desert that consists of a deep fried pastry with a sweet ricotta cream filling that is sprinkled with powdered sugar.. Many cereals contain refined grains that are sweetened with sugar. Although these cereals may taste good, they are high glycemic foods that can rapidly increase your blood sugar levels and soon lead to low blood sugar and more sugar cravings. Sugared cereals are especially dangerous and even life threatening foods for diabetics. Cooking (especially boiling) can zap up to 50 percent of the antioxidants in some vegetables, according to a 2009 study published in the Journal of Food Science.confirm what we suspected for some time: A positive outlook on life and laughter can actually help you to live longer, Harry says. For example, a Yale University study of older adults found that people with a positive outlook on the aging process lived more than seven years longer than those who did not, while a 2012 study published in Aging found that positivity and laughter are defining characteristics in people who celebrate their 100th birthday.Positive thinking increases the brain levels of the hormone Brain Derived Neurotropic Factor, which improves memory, helps to alleviate depression, and fights Alzheimer disease, Harry explains. What more, the simple act of laughing decreases levels of the stress hormone cortisol as well as inflammation, she says.Reach Your Target BMI: Add 3 YearsA barometer of body composition, body mass index (BMI) compares weight to height by dividing weight measurement (in kilograms) by squared height measurement (in meters). When we first started I said, 'I don't know. indianapoliscoltsjerseyspop Brad Pitt, left, and Steve McQueen pose in the press room with the award for best picture for "12 Years a Slave" during the Oscars at the Dolby Theatre on Sunday, March 2, 2014, in Los Angeles. wholesalenfljerseyslan.com It marks the first time a film directed by a black filmmaker has won best picture. cheapnfljerseysband.com The moptop prof communicates as if in the midst of a very jolly acid trip, all blissed out smiles and wide credulous eyes.

cheap nfl jersyes

And it's been an honor to be here for this first season.". cheap jerseys Singing his nominated "Happy" from "Despicable Me 2," Pharrell Williams had Streep and Leonardo DiCaprio dancing in the aisles.. She had pizza delivered, appealing to Harvey Weinstein to pitch in, and gathered stars to snap a selfie she hoped would be a record setter on Twitter, (1.4 million tweets in an hour and still counting). Sir David would have got a lot closer to those baboons, mind.. cheap jerseys One participant, Meryl Streep, giddily exclaimed: "I've never tweeted before!". Glowing backstage, she cradled her statuette: "I'm so happy to be holding this golden man.". Without recourse to naff CGI, he explained how the earth position in relation to the sun and moon induced climatic changes which somehow forced our forebears to think in order to survive, leading to an enlargement of cerebral capacity.. philadelphiaeaglesjerseyspop "Look, this was the first season for me," said Stern. cheapjerseys com To a standing ovation, Bono and U2 performed an acoustic version of "Ordinary Love," their Oscar nominated song from "Mandela: Long Walk to Freedom," a tune penned in tribute to the late South African leader Nelson Mandela. wholesalejerseysgests.com miamidolphinsjerseyspop Though the ceremony lacked a big opening number, it had a steady musical beat to it. cheap jersey wholesale review If the Mexican Cuaron wins best director for the lost in space drama, as he's expected to, he'll be the first Latino filmmaker to take the category.. wholesale nfl jerseys The story then cut to Kazakhstan where three inhabitants of the space station were coming in to land and Cox was on hand to get very excited about Euclid and Newton.. (Photo by Jordan Strauss/Invision/AP)(Photo: Jordan Strauss Jordan Strauss/Invision/AP)LOS ANGELES Perhaps atoning for past sins, Hollywood named the brutal, unshrinking historical drama "12 Years a Slave" best picture at the 86th annual Academy Awards..

Журнал вольнодумства

Если захочешь меня увидеть

Мне всегда казалось, что богатство – это хорошо. Точнее, как… не само богатство, а те возможности, которые оно даёт. Путешествия, красивая удобная одежда, обувь именно по твоей ноге, комфортная квартира, а то и дом, и даже не один, походы в театр, верховая езда – эти атрибуты красивой жизни, к сожалению, большинству смертных недоступны.
Вот лично Вы можете себе позволить сходить на премьеру в Большой театр? Я нет.

Кататься на лошади 3 раза в неделю, причем не на той сивке-бурке, что водят под уздцы по улицам на радость детворе, а на гордом представителе какой-нибудь арабской или ахалтекинской породы – можете?

А загорать на палубе собственной яхты, проводить лето в собственной вилле в каком-нибудь крохотном греческом городишке на берегу моря?

Вот то-то и оно. А они, богатые, могут.

Примерно в таком ключе я размышляла, стоя в многокилометровой и многочасовой пробке на въезде в Москву. Справа маялся в тонированной БМВ безликий герой моих мыслей – как и сотни их вокруг, спереди, сзади, сбоку – везде.

А я, сидя в «пятнашке» без кондиционера, с включенным на всю громкость радио, тихо проклинала свою никчемность и неспособность не столько даже заработать, а сколько – позволить кому-то заработать мне на вожделенный комфорт. Хотя бы на дороге.

Плотный джем из раскаленных под солнцем машин наконец сдвинулся с места, лавиной, постепенно набирая скорость, покатился под уклон. От бликов света и солнечных зайчиков, отраженных сотнями стекол и зеркал, у меня потемнело в глазах, бодрое лопотание ди-джея становилось всё тише и глуше.

Внезапно, краем глаза заметив слева какую-то суету, я нажала на тормоз и тряхнула головой, пытаясь сбросить надвигающийся обморок. Звон в ушах почти прекратился, очертания мира вокруг обрели четкость, а сзади послышался звук удара, звон и треск, машина дернулась вперед, я резко выжала педаль тормоза.

«Пятнашка» встала как вкопанная, еще раз конвульсивно содрогнулась и затихла. Чертыхнувшись и рванув вверх ручку стояночного тормоза, я, глянув в зеркало заднего вида, оценила ситуацию, включила аварийку и, приоткрыв дверь, вылезла на дорогу.

«Плачевно», – мелькнула в голове мысль и исчезла, уступив место пришедшему всерьез и надолго отчаянию.
Сзади, уткнувшись роскошной мордой в мой бампер, на орошенном бриллиантовыми слезами разбитых фар горячем асфальте томился великолепный, кошмарно-красивый Бентли.

Белый, как штаны жителей Рио-де-Жанейро. Сверкающий, как огни рекламы на Тверской. Роскошный, как… как Бентли. Грустный, как я, осознавшая, сколько могут стоить эти фары и бампер.

Да, конечно, он виноват, но… но кто и когда в таких машинах признавал себя виноватым?
Водительская дверь медленно открылась, из машины вылез парень. Вполне обычный и даже приятный на вид. Светленький, глаза карие, на немного вздернутом носу и загорелых щеках россыпь стеснительных веснушек.
Наверное, он мог бы мне даже понравиться, если бы не обстоятельства. Он молча смотрел на меня, облокотившись на водительскую дверь.

Потом перевел взгляд на капот своей машины и каким-то намеренно смешным, мне почудилось, показушным даже жестом почесал в затылке, а потом захлопнул дверь и враскачку, походкой моряка-одессита подошел ко мне. Почему одессита? А потому что глаза у него были хитрющие.

– Что делать будем, красавица? – спросил он, нагло улыбаясь мне в лицо.
«Я не виновата, и ты, сволочь, знаешь это не хуже меня!!!» – вопило всё моё существо, но губы даже не дрогнули.
Я молча смотрела на расквашенный зад моей бедняжки, а в глазах закипали слёзы. Я еще долго буду ездить на помятой машине, потому что свободных денег нет, у родителей просить не буду, занимать не в моих правилах (бывает, конечно, стрельнешь тысчонку до зарплаты, ну так ведь её и отдать проще, чем, скажем, 10 тысяч).

Страховка? А что страховка? Не понимаю я в этом ничего. Покроет, не покроет, страховой случай, не страховой… Женщина я!!! Обезьяна с гранатой!!!

Не обязана разбираться в этих тонкостях… я моргнула, и одна слеза, особенно горячая и жгуче-солёная, сорвалась-таки из левого глаза и побежала по щеке, добралась до губ, и я быстро и, надеюсь, незаметно, смахнула её кончиком языка.
А водитель Бентли нахмурился, шаркнул ногой в тапке (да-да, на нем были шлёпанцы, уж не знаю, кожаные или резиновые, не разглядела) и протянул мне руку. Я удивилась безмерно – чего это он? – но руку пожала.
«Виктор», – почти промурлыкало моё сегодняшнее несчастье.

«Карина», – буркнула я в ответ и отдернула руку, ощутив, какая она потная.

«Знаешь, Карина-а-а, – протянул он моё имя, как в известной песне, которая вязла в зубах лет эдак 10 назад, – я думаю, что у меня к тебе претензий нет. А у тебя есть? А? Нету? Ну вот видишь. Значит, можно и разойтись мирно по домам, а вечерком стресс пивком заполировать. А? Что скажешь? Разъезжаемся?» – и Виктор выжидательно уставился на меня.

А я, не веря своему счастью, китайским болванчиком стояла у машины и обалдело кивала. Виктор мне подмигнул, развернулся было, но затем снова подошел ко мне, постоял молча, а потом сказал, тихо-тихо, словно боясь, что в кружащем над нами гуле столичной пробки его кто-то услышит: «Если захочешь меня увидеть… приходи завтра вечером на набережную, в кафе «Санта-Мария», я там буду».

Развернулся резко, быстро сел в машину, хлопнув дверью. Заурчал двигатель, замигал поворотник, и резво вклинившись в левый ряд, помятый Бентли с подбитым глазом медленно, словно яхта моей мечты, уплыл в потоке сигналящего железа.
А я, очнувшись от дудящих мне в лицо машин, показала язык неизвестно кому и впрыгнула в свою «пятнашку».

Весь следующий день я носилась по городу как угорелая. Отпросилась с работы после обеда, сказав, что надо сгонять в автосервис, и меня закружила карусель «красивого бизнеса». Маникюр, педикюр, укладочка – я твёрдо знала, что непременно пойду в кафе «Санта-Мария», чего бы мне это ни стоило. Да пусть и передний бампер мне помнёт, не страшно!
Я ж сразу поняла – это судьба, столкнуться в этом огромном мире могут только вторые половинки друг друга! А значит, счастье мне улыбнулось: и кто знает, может, через пару месяцев уже я буду скучать за рулем белого Бентли, стоя в московских пробках, только теперь с кондиционером и не «Европой плюс» в динамиках, а… а с «Queen»! Да, точно, я буду слушать «Queen» в моем Бентли. Хай-класс. Олимп. Богема, чёрт возьми!

Ровно в семь вечера я взошла на палубу крошечного кораблика – кафе «Санта-Мария» было плавучим. Огляделась – Виктора не было видно. Ну ничего страшного, наверное, придет позже. Я села и заказала бокал шампанского. Праздник всё-таки, новая жизнь начинается, надо отметить!

Шампанское ударило в нос, солнце весело играло на крошечных волнах, мимо проплывали катера, а над рекой высилась Москва – город, который скоро станет моим. Надо было только верить в мечту и собственные силы. Я – Наполеон. Ну да! Наполеон в женском обличье.

В половине двенадцатого я допила бутылку шампанского и с тоской закурила. Верить в мечту легко. Верить в мечту, когда она тебя обманула – ой как
трудно.

Щипало глаза, но я была уверена – заплачу только, уткнувшись в подушку, дома и усну, зарёванная, и завтра встану с отёкшей мордой и красными глазами, и так мне и надо! Потому что нечего мечтать и видеть сны наяву, работать надо – в том числе и над собой, своим самомнением и буйной фантазией. Идиотка.

– Извините, мы закрываемся, – сказали за спиной. Я кивнула, потянулась к сумочке, лежащей на столике, но вдруг мужская рука в белом манжете накрыла моё запястье. Я подняла голову, у стола стоял Виктор. Он улыбнулся и сел напротив.
– Прости, я не хотел подходить, но сейчас увидел, как ты расстроилась, и не смог. Не устоял. Я пойму, если ты сейчас уйдешь. Я вчера перегонял Бентли хозяина кафе – гнал машину в сервис. Пришлось кредит брать, потребительский. Процент, конечно, грабительский, зато никаких справок и быстро, сама понимаешь, деньги нужны были сразу…
– Какие деньги? – пробормотала я.
– На фару и бампер. От Бентли, – извиняющимся тоном сказал Виктор и убрал теплую ладонь с моей руки.
А я смотрела на свою руку и чувствовала, как ей стало холодно без его крепкого, но ненавязчивого пожатия. И как тепло может быть вдвоем. И как надо будет отдавать кредит и опять работать, работать, работать…
Я вчиталась в надпись на бейджике на нагрудном кармашке форменной рубашки моего собеседника, улыбнулась Виктору и сказала:
– Официант, будьте любезны – проводите меня домой. Если, конечно, это заведение предоставляет такие услуги…



Пока комментариев нет. Будьте первым!

Оставить комментарий

 

— обязательно *

— обязательно *


Яндекс.Метрика