cheap bike jerseys

Two hours into the ceremony, Alfonso Cuaron's box office hit and visual marvel "Gravity" had accrued six Oscars, winning for cinematography, editing, score, visual effects, sound mixing and sound editing. mlb jerseys You can't get that readily from canned pineapple. It has to come from a fresh pineapple. So when you first buy your pineapple, one of the things you want to do is take it and put it in something and turn it upside down. ALICE MONSAERT: This piece of equipment is called the BOSU, B O S U. It stands for "both sides up," and it evolved into the fitness industry from the stability ball. The stability ball is nice and round. Wine is a wonderful accompaniment to this dish. A chianti or zinfandel is a traditional wine paired with tomato sauce and pasta. The cannoli is a popular Italian desert that consists of a deep fried pastry with a sweet ricotta cream filling that is sprinkled with powdered sugar.. Many cereals contain refined grains that are sweetened with sugar. Although these cereals may taste good, they are high glycemic foods that can rapidly increase your blood sugar levels and soon lead to low blood sugar and more sugar cravings. Sugared cereals are especially dangerous and even life threatening foods for diabetics. Cooking (especially boiling) can zap up to 50 percent of the antioxidants in some vegetables, according to a 2009 study published in the Journal of Food Science.confirm what we suspected for some time: A positive outlook on life and laughter can actually help you to live longer, Harry says. For example, a Yale University study of older adults found that people with a positive outlook on the aging process lived more than seven years longer than those who did not, while a 2012 study published in Aging found that positivity and laughter are defining characteristics in people who celebrate their 100th birthday.Positive thinking increases the brain levels of the hormone Brain Derived Neurotropic Factor, which improves memory, helps to alleviate depression, and fights Alzheimer disease, Harry explains. What more, the simple act of laughing decreases levels of the stress hormone cortisol as well as inflammation, she says.Reach Your Target BMI: Add 3 YearsA barometer of body composition, body mass index (BMI) compares weight to height by dividing weight measurement (in kilograms) by squared height measurement (in meters). When we first started I said, 'I don't know. indianapoliscoltsjerseyspop Brad Pitt, left, and Steve McQueen pose in the press room with the award for best picture for "12 Years a Slave" during the Oscars at the Dolby Theatre on Sunday, March 2, 2014, in Los Angeles. wholesalenfljerseyslan.com It marks the first time a film directed by a black filmmaker has won best picture. cheapnfljerseysband.com The moptop prof communicates as if in the midst of a very jolly acid trip, all blissed out smiles and wide credulous eyes.

cheap nfl jersyes

And it's been an honor to be here for this first season.". cheap jerseys Singing his nominated "Happy" from "Despicable Me 2," Pharrell Williams had Streep and Leonardo DiCaprio dancing in the aisles.. She had pizza delivered, appealing to Harvey Weinstein to pitch in, and gathered stars to snap a selfie she hoped would be a record setter on Twitter, (1.4 million tweets in an hour and still counting). Sir David would have got a lot closer to those baboons, mind.. cheap jerseys One participant, Meryl Streep, giddily exclaimed: "I've never tweeted before!". Glowing backstage, she cradled her statuette: "I'm so happy to be holding this golden man.". Without recourse to naff CGI, he explained how the earth position in relation to the sun and moon induced climatic changes which somehow forced our forebears to think in order to survive, leading to an enlargement of cerebral capacity.. philadelphiaeaglesjerseyspop "Look, this was the first season for me," said Stern. cheapjerseys com To a standing ovation, Bono and U2 performed an acoustic version of "Ordinary Love," their Oscar nominated song from "Mandela: Long Walk to Freedom," a tune penned in tribute to the late South African leader Nelson Mandela. wholesalejerseysgests.com miamidolphinsjerseyspop Though the ceremony lacked a big opening number, it had a steady musical beat to it. cheap jersey wholesale review If the Mexican Cuaron wins best director for the lost in space drama, as he's expected to, he'll be the first Latino filmmaker to take the category.. wholesale nfl jerseys The story then cut to Kazakhstan where three inhabitants of the space station were coming in to land and Cox was on hand to get very excited about Euclid and Newton.. (Photo by Jordan Strauss/Invision/AP)(Photo: Jordan Strauss Jordan Strauss/Invision/AP)LOS ANGELES Perhaps atoning for past sins, Hollywood named the brutal, unshrinking historical drama "12 Years a Slave" best picture at the 86th annual Academy Awards..

Журнал вольнодумства

Заключенные книги

Дмитрий Мурашов, 43 года, кандидат исторических наук. Ученый секретарь Пензенской областной библиотеки имени М. Ю. Лермонтова. Сфера исследовательских интересов: политическая история и культура России XIX-XX веков. Публиковался в журналах «Родина», «Волга», «Парк Белинского», «Сура», в альманахе «Путешествие по России».  Настоящая статья является частью книги Дмитрия Мурашова «Лермонтовка:  советский формат».

По материалам фонда специального хранения Пензенской областной библиотеки им. М. Ю. Лермонтова

Однопартийное государство, созданное большевиками, преследовало не только людей, но и книги. У них тоже был свой ГУЛАГ. Руководил им Главлит – главное управление по делам литературы и издательств. Советская цензура.

Пензенское отделение книжного ГУЛАГа находилось в Пензе, в областной библиотеке имени Михаила Лермонтова. Оно называлось специальный фонд. Заключенными в нем были книги.

Специальный фонд (или сокращенно спецфонд) – это часть общего книжного фонда библиотеки, доступ к которому читателям и библиотекарям был ограничен. Первые упоминания о нем относятся к двадцатым годам XX века, когда был создан Главлит.

 В 1927 г. Пензенский губполитпросвет на основе циркуляра Народного комиссариата просвещения изъял из библиотек, как «не дающие правильной политической установки» следующие книги: Никулихин Я. С. «О бедняке, середняке и кулаке» (ГИЗ, 1925), Казанцев «Союз рабочих и крестьян» (издательство «Уралкнига», 1925). Один экземпляр, как требовал закон, был направлен на хранение в главную библиотеку региона – в Лермонтовку.

В этот же год в библиотеку отправился еще ряд «арестантов»: Лебедев-Симонов «Пионер-химик в самодельной лаборатории» («совершенно безграмотное в научном отношении и могущее повлечь физически вредные последствия для детей и молодежи»), Ветков  «Религия и наука», Митюков «Создание и разрушение богов и святынь» («как содержавшие грубые ошибки и дающие неправильное освещение вопросов»), Николай Лесков «Сказ о Федоре-христианине и Абраме-жидовине», Василий Немирович-Данченко «Матросы «Святого Константина» («как не соответствующие духу времени и неправильной классовой установки»)»1 .

В документах областного Управления по охране военных и государственных тайн (другое название «Обллито» – областное управление по делам литературы и издательств) спецфонд встречается в марте 1948 года2 . В приказах  библиотеки – в апреле 1942 года3 .

Приказ от 11 апреля 1942 года директора библиотеки А. П. Гусевой возлагает ответственность за хранение стеклографа (печатного прибора, предшественника ротапринта) на «зав. спецфондом» Л. Б. Ижик. До февраля 1940 года Ижик была заведующим методическим кабинетом, затем классификатором и с июня 1941 года – заведующим библиографическим отделом.

В декабре 1940 года она получила строгий выговор за «дачу ложных показаний о возрасте и месте рождения для сведений НКВД». Возможно, это связано с ее назначением (проводимой проверкой) на должность заведующего специальным фондом библиотеки.

Спецфонды существовали в особых библиотеках ЦК и Московского комитета ВКП (б), Академии наук, Институте марксизма-ленинизма, московской библиотеке имени Ленина, ленинградской библиотеке имени Салтыкова-Щедрина, библиотеках коммунистических университетов Москвы и Ленинграда, а также в центральных библиотеках главных городов союзных республик, краев, областей и университетских городов.

Пенза получила статус областного города в феврале 1939 года. До января 1940 года шло формирование ее органов власти. Значит, спецфонд в библиотеке появился не ранее этого времени, хотя изъятие литературы по спискам Главлита проходило и раньше.

Директор Лермонтовки И. С. Федоров 26 августа 1937 года  приказывал «зав. абонементом взрослых тов. Кудрявцевой А. Т. в двухдневный срок оформить изъятие выявленной литературы согласно списка Главлита, за невыполнение данного распоряжения будут приняты самые суровые меры».

В октябре 1937 года Анна Трофимовна Кудрявцева («за невыполнение письменных и устных моих распоряжений о своевременной проверке и изъятии литературы») снята Федоровым с должности, а в декабре уволена.

По сохранившимся сведениям, Л. Б. Ижик была первым заведующим специальным фондом. В этой должности она находилась до октября 1942 года. В дальнейшем (до 1956 года) спецфондом заведовали И. И. Куприевич (октябрь 1942 – сентябрь 1953), А. Т. Ткачева (октябрь 1953 – август 1955), В. А. Шуняева (с сентября 1955).

До 1948 года издания, находившиеся в спецфонде, читателям не выдавались. Об этом свидетельствует приказ директора библиотеки от 9 августа 1945 года
(№ 18): «В связи с обнаружением политически вредных заметок читателей на полях книг и пропажей книг в читальном зале, приказываю: всем зав. отделами и библиотекарям не выдавать книг, не просмотренных библиотекарем при возврате их читателем; не записывать вновь и не перерегистрировать читателей без предъявления паспорта». Среди лиц, ознакомленных с приказом, подпись Куприевич, заведующего спецфондом, отсутствовала.

Впервые из спецфонда литература стала выдаваться во второй половине 1948 года. По инструкции, утвержденной Главлитом, спецфонд должен был иметь зарешеченные окна, обитую железом дверь и читальню, отделенную от книгохранилища. В нерабочее время он опечатывался.

В августе 1948 года на совещании Обллито отмечалось: «Написать письмо секретарям ВКП (б) высших учебных заведений, в котором указать открытие спецфонда», «к 15 октября 1948 года организовать работу спецфонда с выдачей литературы и увеличить фонд до 1000 экземпляров»5 .

Какие же книги попадали в спецфонд?

По «Инструкции о спецфондах литературы при библиотеках Советского Союза» (1955 год)6,  они комплектовались следующими изданиями: «двумя экземплярами книг, брошюр, сборников и других произведений печати, изъятых органами Главлита из обращения; черносотенными, белогвардейскими и другими антисоветскими изданиями, а также порнографическими произведениями; иностранными изданиями, ограниченными для общего пользования и отмеченными знаком «шестигранник»; обнаруженными в общих фондах книгами, хотя и не вошедшими в документы Главлита на изъятие, но по своему содержанию являющимися вредными, содержащими статьи, портреты врагов или материалы, восхваляющие их».

Инструкция 1952 года, более жесткая по содержанию, чем 1955 года, указывала на маркировку литературы: «совершенно секретно», «секретно», «только для членов ВКП (б)», «только для членов ВЛКСМ». В первых двух случаях издания выдавались читателям, имевшим допуск к работе с секретными материалами, в третьем и четвертом – при предъявлении партийного или комсомольского билета.

Заходить в спецфонд могли директор библиотеки, заведующий спецфондом и сотрудник областного Управления по охране военных и государственных тайн, курировавший работу спецфонда.

Таблица 1. Внесение изданий в инвентарную книгу спецфонда Пензенской областной библиотеки им. М. Ю. Лермонтова

год             изданий,     %

                    шт.                от общего числа        

1948           1260             33

1949           450                12

1950           655                17

1951           197                5

1952           285                7,5

1953           222                6

1954           440                11,5

1955           124                3,3

1956           91                  2,4

1957           39                  1,02

1958           48                  1,2

итого         3811             100

Источник: Инвентарная книга № 1 спецфонда Пензенской областной библиотеки имени М. Ю. Лермонтова (1948-1960 гг.)

Для остальных посетителей библиотеки работа с засекреченными книгами была возможна только с разрешения директора библиотеки, на имя которого следовало написать заявление, подписанное руководителем организации, где работает проситель, а также начальником ее спецотдела.

По инструкции 1955 года, было достаточно подписи одного руководителя. В заявлении обязательно указывалась тема научной работы. Знакомство с литературой спецфонда ради простого интереса запрещалось.

В отчете Обллито за 1957 год указывалось, что «литературой, находящейся в спецфонде, пользуются в основном работники институтов города»7 . Вся литература, хранившаяся в спецфонде, заносилась в инвентарную книгу. Она имела секретный характер. Книга прошнуровывалась, скреплялась печатью и подписью директора библиотеки, регистрировалась в местном органе цензуры.

В Лермонтовке инвентарная книга спецфонда велась с 21 августа 1948 года. Обращение к ней позволяет проследить процесс формирования фонда, динамику засекречивания и рассекречивания литературы с 1948 по1958 года. Всего за десятилетие в спецфонд попало 3811 изданий. Интенсивней всего фонд пополнялся в период с 1948 по 1956 годы.

После XX съезда коммунистической партии и доклада Н. С. Хрущева о культе личности Сталина поток изданий в спецфонд значительно ослаб. В связи с реабилитацией из фонда стали исключать книги, открытые в рамках нового курса партии для доступа широкой общественности.

Таблица 2.

Вывод изданий из спецфонда Пензенской областной библиотеки им. М. Ю. Лермонтова (1958 г.)

год           внесено,     выведено,    % выведенных

шт.               шт.                 от внесенных

1948        1260            200                16

1949        450              51                  11

1950        655              66                  10

1951        197              83                  42

1952        285              77                  27

1953        222              40                  18

1954        440              42                  10

1955        124              8                    6,5

1956        91                11                  12

1957        39                0                    0

1958        48                0*                  0

итого       3811            578                15

* Данные на 1969 год.

Источник: Инвентарная книга № 1 спецфонда Пензенской областной библиотеки имени М. Ю. Лермонтова (1948-1960 гг.)

Большинство выведенных из спецфонда книг (517, или 89%)  были включены в него в сталинское время. Это показывает тесную связь реабилитации книг с реабилитацией лиц, пострадавших в годы репрессий.

В отчете пензенского Управления по охране военных и государственных тайн говорилось: «В течение 1957 года в основном работа спецфонда была направлена на восстановление книг и возврат их в общие фонды библиотек по приказам Главлита СССР №№ 2с, 3с, 5с, 7с, 8с, 9с, 13с, 17с, 18с, а также по пяти спискам книг, подлежащих хранению в спецфондах. В настоящее время  остался не проверен один список по библиографическим указателям №№ 2/29, 4/31/-7/34/. Всего восстановлено и возвращено из спецфонда в общие фонды библиотек 55 названий, 72 экземпляра книг.

Особое внимание с нашей стороны обращалось на присмотр и восстановление  местных изданий. На
1 января 1958 года в спецфонде имеется 33 местных издания в количестве 54 экземпляров. За отчетный год Управлением цензуры было восстановлено из местных изданий 7 книг, вопрос о восстановлении которых в 1956 году был не решен. Теперь дефекты в них отпали и книги стало возможным восстановить.

Другие книги, оставшиеся в спецфонде, восстановлены быть не могут, ибо в них показывается дислокация закрытых в настоящее время предприятий, или имеются доклады, цитаты и ссылки на доклады врагов советского народа»8 .

О местных изданиях в отчете Обллито за 1956 год указывалось: «В спецфонде имелось 48 книг местного издания, которые в течение октября-ноября месяцев были все пересмотрены. Из числа пересмотренных книг приказом Управления цензуры восстановлены 18 названий.

Остальные книги восстановить в настоящее время нельзя, т.к в них речь идет о закрытых заводах оборонного значения, а также цитаты, статьи, ссылки на литературу врагов народа: Бухарина, Рыкова, Берия, Угланова, Зиновьева, Троцкого и др. Кроме того, 4 книги находятся еще в Управлении, вопрос на восстановление которых не выяснен в связи с тем, что не установлено: реабилитированы ли авторы данных книг»9 .

Из пензенских изданий краеведческого характера в спецфонде были10 :


Полбицын Г.Т.     10 лет хозяйственного и культурно-социального строительства  Пензенской губернии. Пенза, 1928

Кураев В. Октябрь в Пензе. Пенза, 1927

Росницкий Н. Полгода в деревне. Пенза, 1927

Арсентьев С.О., Лебедев М.А., Попов Д.Ф. На путях к Октябрю. Экскурсионные материалы для школ и политпросветучреждений на тему: «Советская площадь, как выражение исторической борьбы

классов в Пензе на путях к Октябрю». Пенза, 1928

Никишин П. О. Как рождался Октябрь. Пенза, 1927

Никишин П.О. 1905 год. Пенза, 1925

- Политучебник для красноармейца. Пенза, 1932

Дмитриев В. Культбригада. Пенза, 1946

- Пензенская область . Пенза, 1939

- Смерть немецким захватчикам! Пенза, 1944

- Отомстим! Материалы и документы.  Пенза, 1943

Белкин, Яблонский Кузнецкая МТС . Пенза, 1950

Решение о запрете местных изданий принимало бюро Пензенского обкома КПСС по предложению областного Управления по охране военных и государственных тайн (еще одно название Обллито). В 1956 году, например,  запрещенными оказались следующие книги, изданные в Пензе: «Бессмертный подвиг комсомольцев-подпольщиков» (1943), «Шашкин П. В. Как составлять пятилетний план колхоза /методические указания/ (1946), «Вахтеров К. Битва за Кавказ / из летописи Великой Отечественной войны/» (1945)11 .

Объяснение таково (цитата из проекта приказа Управления по охране военных государственных тайн)12 : «Шашкин П. В. Как составлять пятилетний план колхоза / методические указания/ Пенза, 1946, 64 с. /Пензенская областная плановая комиссия/.

Методические указания планирования колхоза устарели, т.к. в настоящее время планирование идет снизу вверх, а в книге Шашкина планирование колхоза основано на задании Областного управления сельского хозяйства. Планирование животноводства в книге Шашкина основано на наличии скота к началу года, тогда как в настоящее время развитие животноводства планируется из расчета 100 га пашни.

Вахтеров К. Битва за Кавказ /из летописи Великой Отечественной войны/. Пенза, издательство газеты «Сталинское знамя», 1945. 12 с. /Библиотека агитатора и пропагандиста/

На странице 5 значится: «Мероприятия ставки Верховного Главного командования по укреплению обороны Кавказа проводились при непосредственном  контроле и помощи Государственного комитета Обороны тов. Берия, прибывшего в Тбилиси в августе 1942 года».

Бессмертный подвиг комсомольцев-подпольщиков / «Молодая гвардия» Краснодона/ Пенза, издательство газеты «Сталинское знамя», 1943, 40 с.

В статье «Сталинское племя» принижена роль коммунистической партии, это видно из следующих слов: «Люди старших поколений, оставшиеся в городе Краснодоне для того, чтобы организовать борьбу против немецких оккупантов, были скоро выявлены врагом и погибли от его руки или вынуждены были скрыться. Вся тяжесть организации борьбы с врагом выпала на плечи молодежи. Так осенью 1942 года сложилась в городе Краснодоне подпольная организация «Молодая гвардия».

Показательно, что при освобождении книг и их повторном издании цензура также вносила свои правки. В 1957 году в Пензе второй раз вышли воспоминания В. В. Кураева, первого председателя пензенского совета губернских комиссаров, секретаря губернского комитета коммунистической партии. Он был расстрелян как враг народа в 1938 году и реабилитирован в 1955 году. В них на странице 42 находилось многоточие, менявшее смысл сказанного Кураевым. Это многоточиескрыло фразу, бывшую в издании 1927 года.

Издание 1927 года: «Второй Всероссийский Съезд советов, как известно, по предложению Ленина, в основу декрета о ликвидации помещичьего землевладения принял ту программу аграрной революции, которую сами крестьяне считали наиболее правильной. Это соглашение с крестьянством мы осуществляем до сих пор. Действительное же отношение эсеров к программе ликвидации помещичьего землевладения и социализации земли характеризуется  следующими фактами из деятельности эсеровских властей в течение Февральской революции  в Пензенской губернии»13 .

Издание 1957 года: «Второй Всероссийский съезд Советов, как известно, по предложению Ленина, в основу декрета о ликвидации помещичьего землевладения принял ту программу аграрной революции, которую сами крестьяне считали наиболее правильной… Действительное же отношение эсеров к программе ликвидации помещичьего землевладения и социализации земли характеризуется  следующими фактами из деятельности эсеровских властей в течение февральской революции в Пензенской губернии»14 .

В целом, по времени издания книги, попавшие в спецфонд в 1948 году, распределяются так: изданные до 1917 года – 7, в 1918-1919 годах – 20, в 1920-е годы – 373, в 1930-е годы – 840, в 1940-е годы – 2015 .
Как видно, большая часть книг (97%) – это издания 20-30-х годов. Очевидно, что их заключение в спецфонд – отголосок жестокой политической борьбы за власть в верхушке коммунистической партии.

Изымались книги, где в качестве авторов или упомянутых в тексте лиц были поверженные политические противники – враги народа. В этом, по мнению исследователя советской цензуры Арлена Блюма, состояла одна из ее характерных особенностей: «обычно между временем издания книги и ее запретом существовал значительный временной интервал»16 .

Из вышеназванных краеведческих изданий на этом основании были запрещены книги В. В. Кураева, Г. Т. Полбицына и Н. А. Росницкого, репрессированных в 1937 году. Основанием для «закрытия» брошюры «На путях к Октябрю» стало упоминание в ней В. В. Кураева и его книги.

По этой же причине, а также из-за Л. Д. Троцкого, также упомянутого в ней, и фамилии самого автора была запрещена приказом Обллито книга В. Троцкого «Революционное движение в Среднем Поволжье» (Москва-Самара, 1930). На обложке экземпляра книги, хранящегося в Лермонтовке, карандашом написано: «отложить в спецфонд, приказ обллита, 24/VI, 48».

Из других книг, заточенных в спецфонд, но изданных за пределами Пензы, следует отметить художественные произведения Владислава Ходасевича, Артема Веселого, Михаила Кольцова, Константина Бальмонта, Бориса Пильняка, Исаака Бабеля, Дмитрия Фурманова, Ильи Эренбурга, Николая Тихонова, Ольги Бергольц. В спецхран попали исторические исследования Михаила Покровского и Михаила Грушевского, переводы грузинских поэтов Бориса Пастернака, «Система социологии» Питирима Сорокина, воспоминания Василия Шульгина, работы Николая Бухарина, Анатолия Луначарского. В 1952 году под замком очутились воспоминания о Ленине его родной сестры А. И. Ульяновой-Елизаровой.

Каковы были основания для заточения книг?

«Конармия» Бабеля была закрыта в спецхран  потому, что коноармейцы выведены «грабителями, мародерами и насильниками, многие бойцы настроены упаднически и не верят в победу»17 . К тому же и автор репрессирован.

«Говорит Ленинград» Ольги Бергольц запрещен из-за крайне подозрительного отношения «к литературе, посвященной теме блокады. Страдания, голод, повальная смерть лениградцев – все это не вписывалось в парадно-фанфарный героизм в сталинском представлении»18 .

Как изымались книги из библиотек, говорят выступления сотрудников пензенского Обллито. Начальник Управления цензуры Яков Васильевич Тумаков (производственное совещание 6 июля 1949 года): «В первую очередь надо проверять большие библиотеки, не проверять библиотеки – это политическое преступление»19 .

Таблица 3. Количество проверок и изъятой литературы в библиотеках Пензенской области, 1951-1952 гг.

пункты сравнения                           1951 год  1952 год

Кол-во проверенных библиотек     2413         3297

Кол-во изъятой литературы, экз.    13904       13577

Кол-во изъятых названий                 25778       7374

Источник: Отчеты Пензенского областного управления по делам литературы и издательств за 1951 и 1952 годы// ГАПО. Ф. р. 1733. Оп.1. Д. 37.

Проверки библиотек в области шли ежемесячно. Наряду со штатными сотрудниками Обллито в них принимали участие районные уполномоченные. Это были партийные и советские работники, руководители районных отделов культуры, клубов, директора школ.

Существовали специальные плановые показатели, которые следовало выполнять. О плотности проводимых проверок свидетельствуют следующие цифры.

В 1951 году в Пензенской области было 1137 библиотек: 324 находились в системе комитета по делам культ-просветучреждений, 152 – ВЦСПС, 514 – Министерства просвещения, 147 (по отчетам) имели иную ведомственную принадлежность. В год было проведено 2413 проверок, то есть в среднем каждая библиотека проверялась 2 раза.

Особый пресс испытывали городские, сельские и районные общественные библиотеки. Здесь проверки шли ежемесячно. Практически «вся изъятая и снятая литература»,  говорила на совещании 8 декабря 1949 года цензор по контролю библиотек общественного пользования А. Н. Осипова, «немедленно уничтожается путем сожжения»21 .

Отдельные экземпляры направлялись в спецфонд. В нем, по словам Осиповой, насчитывалось на октябрь 1949 года 1800 книг. Фонд пополнялся книгами из библиотек фармацевтической школы и велозавода Пензы. «В настоящее время его пополнение идет, но очень медленно. Так как нечем его пополнять», – сетовала Осипова.

Приведенная А. Н. Осиповой цифра чрезвычайно важна. Известно, что объем книгохранилища спецфонда (он указывался в ежегодных годовых отчетах директора Лермонтовской библиотеки)22  был 1500 экземпляров. В середине 1948 года в хранилище было 1000 книг, в 1949 году – 1800 (цифра Осиповой).

На 1 января 1958 года (с учетом реабилитированной литературы) в спецфонде имелось 3247 экземпляров23 . Другими словами, количество книг в фонде было в 2,2 раза больше его фактической емкости.

Специальный фонд Пензенской областной библиотеки просуществовал до 1991 года, когда был ликвидирован, как и в других библиотеках страны, одновременно с Главлитом. Картотека спецфонда была расформирована и влита в генеральный каталог библиотеки.

В общем книгохранилище оказались и заточенные в нем ранее книги. Из изданий, поступивших в спецхран в 1948 году, «полный срок» (43 года) отбыли 133. Вот некоторые из них: репринтное издание «Правды», главной газеты коммунистической партии СССР (номера за 1917 год), «Записки о революции» меньшевика Николая Суханова (издание 1919 года), сборник статей «Парижская коммуна» (1932), «Литературные силуэты» Анатолия Луначарского (1924) и «Первый народный календарь на 1919 год».

Источники:

1. Государственный архив Пензенской области (ГАПО). Ф. р. 253.Оп.1. Д. 2002. Без нумерации.

2.  ГАПО. Ф. р.1733. Оп.1. Д. 27. Л. 59.

3.  Здесь и далее используются книги приказов Пензенской областной библиотеки имени М. Ю. Лермонтова 1936-1947 и 1947-1958 годов. Книги хранятся в библиотеке имени М. Ю. Лермонтова.

4.  ГАПО. Ф. р. 1733.Оп 1.Д. 27. Л .92.

5.  Там же. Л. 92-92 об.

6.  Инструкции  о спецфондах литературы при библиотеках Советского Союза опубликованы на сайте «Открытый текст» См.: // http://www.opentextnn.ru/

7.  ГАПО. Ф. р. 1733. Оп.1. Д. 37. Л. 309.

8.  Там же. Л. 308-309.

9.  Там же. Л. 245-246.

10.  Перечень приведен по инвентарной книге № 1 спецфонда  Пензенской областной библиотеки имени М. Ю. Лермонтова (1948-1960 гг.)

11.  Там же. Ф. п. 148. Оп.1. Д. 3408. Л. 42.

12.  Там же. Ф. п. 148.Оп.1. Д.3410. л. 53-55.

13.  Кураев В. Октябрь в Пензе. Пенза, 1927. С. 34.

14.  Кураев В. Октябрь в Пензе. Пенза, 1957. С. 42.

15.  Подсчет произведен по инвентарной книге № 1 спецфонда Пензенской областной библиотеки имени
М. Ю. Лермонтова (1948-1960 гг.).

16.  Блюм А. Запрещенные книги русских писателей и литературоведов 1917-1991. Спб., 2003. С. 10.

17.  Там же. С. 44.

18.  Там же. С. 50-51.

19.  ГАПО. Ф. р. 1733. Оп.1. Д. 33. Л. 10 об.

20.  Там же. Л. 43.

21.  ГАПО. Ф. р. 1733. Оп.1. Д. 33. Л. 45.

22.  Отчеты о работе Пензенской областной библиотеки имени М. Ю. Лермонтова за 1947-1953 годы хранятся в ГБУК «Пензенская областная библиотека имени М. Ю. Лермонтова».

23.  ГАПО. Ф. р. 1733. Оп.1. Д. 37. Л. 308.



Пока комментариев нет. Будьте первым!

Оставить комментарий

 

— обязательно *

— обязательно *


Яндекс.Метрика