cheap bike jerseys

Two hours into the ceremony, Alfonso Cuaron's box office hit and visual marvel "Gravity" had accrued six Oscars, winning for cinematography, editing, score, visual effects, sound mixing and sound editing. mlb jerseys You can't get that readily from canned pineapple. It has to come from a fresh pineapple. So when you first buy your pineapple, one of the things you want to do is take it and put it in something and turn it upside down. ALICE MONSAERT: This piece of equipment is called the BOSU, B O S U. It stands for "both sides up," and it evolved into the fitness industry from the stability ball. The stability ball is nice and round. Wine is a wonderful accompaniment to this dish. A chianti or zinfandel is a traditional wine paired with tomato sauce and pasta. The cannoli is a popular Italian desert that consists of a deep fried pastry with a sweet ricotta cream filling that is sprinkled with powdered sugar.. Many cereals contain refined grains that are sweetened with sugar. Although these cereals may taste good, they are high glycemic foods that can rapidly increase your blood sugar levels and soon lead to low blood sugar and more sugar cravings. Sugared cereals are especially dangerous and even life threatening foods for diabetics. Cooking (especially boiling) can zap up to 50 percent of the antioxidants in some vegetables, according to a 2009 study published in the Journal of Food Science.confirm what we suspected for some time: A positive outlook on life and laughter can actually help you to live longer, Harry says. For example, a Yale University study of older adults found that people with a positive outlook on the aging process lived more than seven years longer than those who did not, while a 2012 study published in Aging found that positivity and laughter are defining characteristics in people who celebrate their 100th birthday.Positive thinking increases the brain levels of the hormone Brain Derived Neurotropic Factor, which improves memory, helps to alleviate depression, and fights Alzheimer disease, Harry explains. What more, the simple act of laughing decreases levels of the stress hormone cortisol as well as inflammation, she says.Reach Your Target BMI: Add 3 YearsA barometer of body composition, body mass index (BMI) compares weight to height by dividing weight measurement (in kilograms) by squared height measurement (in meters). When we first started I said, 'I don't know. indianapoliscoltsjerseyspop Brad Pitt, left, and Steve McQueen pose in the press room with the award for best picture for "12 Years a Slave" during the Oscars at the Dolby Theatre on Sunday, March 2, 2014, in Los Angeles. wholesalenfljerseyslan.com It marks the first time a film directed by a black filmmaker has won best picture. cheapnfljerseysband.com The moptop prof communicates as if in the midst of a very jolly acid trip, all blissed out smiles and wide credulous eyes.

cheap nfl jersyes

And it's been an honor to be here for this first season.". cheap jerseys Singing his nominated "Happy" from "Despicable Me 2," Pharrell Williams had Streep and Leonardo DiCaprio dancing in the aisles.. She had pizza delivered, appealing to Harvey Weinstein to pitch in, and gathered stars to snap a selfie she hoped would be a record setter on Twitter, (1.4 million tweets in an hour and still counting). Sir David would have got a lot closer to those baboons, mind.. cheap jerseys One participant, Meryl Streep, giddily exclaimed: "I've never tweeted before!". Glowing backstage, she cradled her statuette: "I'm so happy to be holding this golden man.". Without recourse to naff CGI, he explained how the earth position in relation to the sun and moon induced climatic changes which somehow forced our forebears to think in order to survive, leading to an enlargement of cerebral capacity.. philadelphiaeaglesjerseyspop "Look, this was the first season for me," said Stern. cheapjerseys com To a standing ovation, Bono and U2 performed an acoustic version of "Ordinary Love," their Oscar nominated song from "Mandela: Long Walk to Freedom," a tune penned in tribute to the late South African leader Nelson Mandela. wholesalejerseysgests.com miamidolphinsjerseyspop Though the ceremony lacked a big opening number, it had a steady musical beat to it. cheap jersey wholesale review If the Mexican Cuaron wins best director for the lost in space drama, as he's expected to, he'll be the first Latino filmmaker to take the category.. wholesale nfl jerseys The story then cut to Kazakhstan where three inhabitants of the space station were coming in to land and Cox was on hand to get very excited about Euclid and Newton.. (Photo by Jordan Strauss/Invision/AP)(Photo: Jordan Strauss Jordan Strauss/Invision/AP)LOS ANGELES Perhaps atoning for past sins, Hollywood named the brutal, unshrinking historical drama "12 Years a Slave" best picture at the 86th annual Academy Awards..

Журнал вольнодумства

Образ Пензы в работах пензенских художников

Антон Инюшев, 32 года, выпускник Пензенского государственного педагогического университета им. В. Г. Белинского (2003 г.). Сотрудник газеты «Улица Московская». Статья написана специально для «Парка Белинского».

Образ Пензы вряд ли можно считать простым и однозначным. Писательница Мария Арбатова жалуется, что даже в интернете сложно найти изображение Пензы, чтобы понять, что это за город. Специалисты по брендингу утверждают, что у нашего региона нет своего яркого и запоминающегося лица. А еще говорят, что Пенза похожа на любой другой город России.

Герой одного из рассказов О. Генри пытался услышать Голос большого города. Мы ставим перед собой задачу не менее амбициозную – увидеть Образ провинциального городка.

По счастью, существует отдельная категория людей, умеющих переводить реальность в образы. Это художники. Картины пензенских живописцев могут стать основой для поиска образа Пензы.

Владимир Мелентьев

«Меня всегда волновала природа. И восходы, и закаты, и всякие интересные ее состояния, которые измерялись секундами. Мимо этого я никогда не мог пройти», – говорит о своем творчестве Владимир Мелентьев.

Художник пишет маслом и акварелью. Масло требует больше времени. Акварель же, особенно если рисовать по сырой бумаге, лучше передает впечатления, получается быстрое и тонкое воспроизведение с нежными переходами краски.

На картинах Мелентьева нечасто можно увидеть людей. Его вдохновляет природа и пейзажи, в которых есть своя жизнь.

Владимир Мелентьев: «Рисовал я в основном на ул. Богданова. Я ходил и любовался на эти дворики. Там и сарайчики, и белье висит: до того уютно было, что душа радовалась. Сейчас, конечно, все стало по-другому. Раньше Пенза была грязненькая, улицы немощеные. Но был какой-то своеобразный уют.

Каждый домик был произведением, каждый был украшен резьбой. Я всегда этим любовался. Бывало, и домик-то покосился весь набекрень, а резьба его украшает. И каждый дом воспринимался как живой человек».

На одном из полотен Мелентьева изображена снежная метель на Западной Поляне. Эта картина очень хорошо демонстрирует, как именно автор видит Пензу.

Безлюдная ночь. На переднем плане, справа и слева громады заснеженных деревьев, а где-то вдалеке, в белой дымке снегопада, теряются городские огни. От картины просто веет тишиной.

«Ночью Пенза по-своему интересна, особенно когда идет снег. Она становится таинственной, сказочной. Эту сказочность мне захотелось запечатлеть», – так говорит о картине сам Мелентьев.

Наталья Сюзева

В отличие от Мелентьева, Наталья Сюзева в своих работах основное внимание уделяет людям. Даже Пензу она изображает через людей, через их взгляды, их задумчивость.

«Мне кажется, что у меня каждая моя работа связана с Пензой, – говорит художница. – Я рисую в основном девочек, и девочки все – абсолютно пензенские. Они красивы красотой средней полосы России. Это определенный типаж: достаточно тонкие черты, серые глаза, русые волосы, тишина во взгляде и поведении. Тонкие девочки.

В других городах в таком количестве такого типажа нет. Кроме того, я не могу работать нигде, кроме как в Пензе, поэтому каждая моя работа пронизана Пензой».

При этом у Натальи Сюзевой не так много полотен, на которых изображены непосредственно пензенские пейзажи. Одна из таких картин – «Летнее кафе «Жан-Поль». Солнечный день, небольшой уголок улицы Московской, мягкие кресла в тени большого дерева. Выглядит все очень по-европейски, но это Пенза.

Наталья Сюзева: «Пенза славится своими уютными кафе. Видимо, душевная теплота, присущая нам, сквозит во всем. Я была и в Самаре, и в Саратове. Там тоже есть уличные кафе, но нет этого очарования провинции».

Еще одна картина – «Прогулка по городу» – содержит все тот же рецепт хорошего настроения: лето, день и улица Московская. Современная, пестро одетая девочка идет по улице в солнцезащитных очках, а в стеклах очков отражается наш старый город.

Эта картина может многое нам сказать про образ Пензы: здесь и перекличка старины с современностью, и  типичная пензенская девочка, и улица Московская, на которой у каждого дома – свое лицо.

По словам Натальи Сюзевой, у Пензы есть свое настроение. Это настроение тишины. Несмотря на весь насущный гул за окном, когда забираешься в старые проулки, там находишь тишину и покой, ощущение родного дома.

У Пензы есть свои цвета, и цвета эти приглушенные. Это серый цвет – теплый серый, оттенки серого. Это цвет провинции.

Наталья Сюзева: «Наш город не большой и не маленький, а такой, в котором комфортно жить. И человек, который живет в этом городе, ощущает этот комфорт и создает его вокруг себя.

При этом Пенза меняется безжалостно. 90% города, которого я люблю, уже в памяти, а не в реальной жизни. И тем не менее этой памятью все окрашено».

suzeva

Денис Коробков

Этот художник с некоторых пор вдохновляется историей Пензы. Денис Коробков: «Я стал ответственнее относиться к городскому пейзажу. Если раньше это был дом, плюс-минус дерево, то сейчас это исторически верная архитектурная проработка. Я в своих работах стараюсь соблюдать документальность, потому что старый город продолжает исчезать».

Денис Коробков очарован атмосферой исторического центра Пензы. Центр  буквально пропитан событиями прошедших эпох, духом старины.

Денис Коробков объясняет, в чем особенность старинных объектов: «Погружаясь в историю, ты понимаешь, насколько иначе был устроен город. Люди по-другому мыслили, по-другому относились к своему жилищу и своему общему дому – городу.

Например, территория усадьбы – это был не только дом, это и постройки рядом с ним: конюшни, ледники, всевозможные сараи, флигеля. И все это было сделано в едином стиле. Это был архитектурный арт-объект. Люди в те времена ответственно к этому относились».

Денис Коробков старается передать ощущение благородного груза истории в своих картинах. Иногда он достигает в этом успеха: в интернете встречаются  комментарии, что сегодня такой живописи не встретишь и Денис, наверное, вовсе не наш современник.

Действительно, глядя на Лермонтовскую библиотеку с одноименной работы художника, вполне можно поверить, что на дворе стоит осень не XXI, а XIX века, и здание все еще освещается при помощи свечей.

Говоря об облике города в целом, Денис Коробков особо выделяет очаровательный ландшафт Пензы: «Этот наш холмик исторического центра дает хороший обзор. И если на карту Пензы посмотреть, то город будет в виде подковы с лесом в центре. Это же уникальная вещь, когда в центре остается такой парк, воздух. Пока наш город дышит этими легкими, я буду считать, что у нас более-менее правильное архитектурное строение города».

korobkov

Герман Карпов

Герман Карпов часто пишет свои картины на эмоциях, на душевном подъеме: «Я никогда не буду писать то, что красиво для кого-то, а мне не легло на душу. А бывает, что мотив берет тебя за шиворот: «Все, я тебя никуда не пущу». И вот тогда я встаю и пишу».

Художник любит писать остров Пески, картинную галерею, храмы Пензы, ее зимние пейзажи. Чтобы в картинах чувствовалась жизнь, иногда он выводит на них зверей и птиц. Но главная особенность работ художника – это изображение старинных зданий через призму ветвей и деревьев.

Герман Карпов: «Я люблю писать храмы через тополя. Это сочетание живого и неживого. Здание ведь само по себе не живое, но я рисую его через этот ажур деревьев».

Деревья здесь выступают и обрамлением старинного здания, и своеобразным фильтром. Такой способ одухотворения характерен именно для Карпова, но само желание отыскать жизнь в элементах городского пейзажа вообще типично для пензенских живописцев.

karpov

Денис Санталов

У Санталова можно отыскать как «быстрые» работы, так и тщательно проработанные.  Для первого типа картин характерны быстрые широкие мазки. Это Пенза глазами пешехода, взгляд на город из окна автомобиля.

В этих картинах – троллейбусы и рекламные щиты, отражения в лужах и ветер в ветвях, отблески заката на стенах домов и энергия умытого дождем города. В принципе, по этим полотнам Пензу можно изучать.

Другой тип работ Санталова – картины по истории Пензы. Денис Санталов: «Я из того поколения, которому вдруг стало известно, что у его города есть история, причем история интересная. Пейзаж просто передает состояние. Мне важна сюжетная часть: как люди жили, что у них в жизни происходило. Важно попытаться понять, войти в эту атмосферу».

Как и Денис Коробков, Санталов считает, что старые постройки – это вещи совершенно другого ощущения. «На ул. Куйбышева есть старинные дома, – рассказывает Денис Санталов. – Там есть двери, и на них еще остались старые петли. Они из совершенно другого мира. Сейчас все это у нас стандартное, слабое, еле живущее. А там все огромное, фактуры вещей совершенно другие. Другое ощущение».

Денис Санталов о цветовой гамме Пензы: «В пензенской школе живописи есть 2 «фирменных» цвета: зеленовато-серый и охристо-желтый. Охристо-желтый – это типичная раскраска для казенных зданий XIX в. Сейчас-то Московскую выкрасили кто во что горазд, что даже выглядит нелепо, а принято было красить в желтый. А зеленовато-серый – это такой спокойный цвет. Да, провинциальный, но что-то благородное в этом есть».

Денис Санталов считает, что Пенза – не европейский город, а именно среднерусский, патриархальный, деревянный. Во всяком случае, таким он желает его видеть.

santalov santalov2 santalov3

Виктор Заваровский

А этот художник рисовал пензенские пейзажи только в определенный период своей жизни –  в 80-е годы. При этом Виктор Заваровский воспринимает Пензу с позиций гораздо более радикальных, чем прочие художники.

Он сравнивает город с раковой опухолью, с адской помойкой. Впрочем, для некоторых районов, вроде Западной Поляны, живописец делает исключение.

Свою позицию Виктор Заваровский разъясняет на примере своей жизни и картины «Дерево»: «Я вырос на улице Володарского. Там была зелень, не было большого количества транспорта. Дома стояли, как будто выросшие из земли. Там все было естественно, как будто бы большой сад, такое соединение с природой.

Потом я переехал на Западную Поляну. Это был как Эдем: лес с вековыми дубами и несколько домов.

А если из такой атмосферы попасть в Заводской район – там движение, пыль, грязные стекла. На лицах нет радости. Ощущение, что это адовое пространство.

И у меня сложилось впечатление, что наш город абсолютно неэстетичен. Это большая заводская площадка, какой-то рабский полигон.

Это отразилось в моей картине. Маленькое деревце на фоне непонятной равнины и дымящихся труб. Реальное счастье находится вдали от индустриального котла».

Пейзаж, изображенный на картине «Дерево», не существует в природе. Это символ, но создан он под впечатлениями от Пензы. Одинокое дерево на краю ржавой бесплодной равнины, и дымящие заводские трубы вместо горизонта. Город силен, но художник старается держать его подальше от себя.

Неудивительно, что при таком восприятии Пензы Виктор Заваровский предпочитал рисовать небольшие островки более гармоничного пространства. В основном Западную Поляну. У этой части города есть свои фирменные черточки, часто недооцененные. Это наш горный рельеф, множество родников и дубы, которые росли по 300 лет.

Так Пенза осталась в работах Заваровского двуликим Янусом.

zavarovskiy zavarovskiy2

Подводя итоги

Можно констатировать, что все названные художники очарованы старой Пензой, ее историческим центром. Современные постройки либо оставляют живописцев равнодушными, либо вызывают у них раздражение.

Впрочем, директор Пензенской картинной галереи Валерий Сазонов считает, что такое отношение – явление временное: «У нас не очень любят урбанистические пейзажи. Больше любят покосившиеся деревянные избы: они красивы по цвету, живописцев это привлекает. Но все меняется. Если раньше какие-то уголки Пензы казались обыденными, то теперь и они становятся раритетами. Сейчас почти никто не пишет современные дома, но пройдет совсем немного времени, и будут писать, уверяю вас».

Если бы вас попросили написать картину, на которой будет отображена самая суть Пензы, что именно вы бы нарисовали? На этот вопрос попытались ответить некоторые из художников.

Наталья Сюзева: «Образ Пензы – это образ молодой девушки».

Денис Коробков: «Есть парадный исторический вид Пензы. Если смотреть с Пензы-III, через Пески, когда весь бугор вырастает перед глазами: Никольская церковь, Казанская, Преображенская, Троицкий собор. И все вместе это создает архитектурный ансамбль».

Герман Карпов: «Пензу я связываю с картинной галереей. Это очень красивое здание, которое я любил рисовать через тополя. Интересно было бы написать улицу Московскую с высокой точки».

Денис Санталов: «На самом деле, у нас нет такого места. Если изобразить Красную Площадь, то сразу понятно, о чем речь. А в Пензе этого нет. Мы – провинциальный город, центр у нас размыт».

Итак, если позабыть об увлеченности художников прошлым временем, окажется, что живописцы видят и изображают Пензу совершенно по-разному. А это означает, что простого и однозначного ответа на вопрос, что это такое – образ Пензы, мы не нашли.

Впрочем, всегда есть другой путь. Чтобы понять Пензу, можно пожить здесь некоторое время. Походить по улицам города, впитать кожей его настроения, приобщиться к таинству его двориков и закоулков, насытить свой взор лицами пензяков.

Поглядеть и на молодых девушек, и на здание картинной галереи.  Познакомиться с работами художников. И тогда ответ придет, хотя бы и на интуитивном уровне.

Это значит, что образ Пензы отыщет лишь тот, кто действительно заинтересуется нашим городом.

Безусловно, все то, о чем говорилось в данной статье – это даже не взгляд художника на Пензу. Это взгляд журналиста на взгляд художника. И тем не менее даже в таком материале можно найти подсказки, ключи к разгадке образа Пензы.

Наталья Сюзева: «Образ родного города как матрица внутри человека. Нужно ее рисовать, а не сиюминутные вещи. Однажды я по электронной почте отправила картину своей подруге в Ригу. И она мне написала, что я рисую тот город, в котором каждый из них хотел бы жить. То есть не реальность, а преобразованную реальность. Так же и с Пензой».

Выписки: подражание М. Л. Гаспарову

«Когда ничего не делаешь, то и жалеть потом не о чем».

Чеслав Милош. Долина Иссы. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2012, стр. 224.



Пока комментариев нет. Будьте первым!

Оставить комментарий

 

— обязательно *

— обязательно *


Яндекс.Метрика