cheap bike jerseys

Two hours into the ceremony, Alfonso Cuaron's box office hit and visual marvel "Gravity" had accrued six Oscars, winning for cinematography, editing, score, visual effects, sound mixing and sound editing. mlb jerseys You can't get that readily from canned pineapple. It has to come from a fresh pineapple. So when you first buy your pineapple, one of the things you want to do is take it and put it in something and turn it upside down. ALICE MONSAERT: This piece of equipment is called the BOSU, B O S U. It stands for "both sides up," and it evolved into the fitness industry from the stability ball. The stability ball is nice and round. Wine is a wonderful accompaniment to this dish. A chianti or zinfandel is a traditional wine paired with tomato sauce and pasta. The cannoli is a popular Italian desert that consists of a deep fried pastry with a sweet ricotta cream filling that is sprinkled with powdered sugar.. Many cereals contain refined grains that are sweetened with sugar. Although these cereals may taste good, they are high glycemic foods that can rapidly increase your blood sugar levels and soon lead to low blood sugar and more sugar cravings. Sugared cereals are especially dangerous and even life threatening foods for diabetics. Cooking (especially boiling) can zap up to 50 percent of the antioxidants in some vegetables, according to a 2009 study published in the Journal of Food Science.confirm what we suspected for some time: A positive outlook on life and laughter can actually help you to live longer, Harry says. For example, a Yale University study of older adults found that people with a positive outlook on the aging process lived more than seven years longer than those who did not, while a 2012 study published in Aging found that positivity and laughter are defining characteristics in people who celebrate their 100th birthday.Positive thinking increases the brain levels of the hormone Brain Derived Neurotropic Factor, which improves memory, helps to alleviate depression, and fights Alzheimer disease, Harry explains. What more, the simple act of laughing decreases levels of the stress hormone cortisol as well as inflammation, she says.Reach Your Target BMI: Add 3 YearsA barometer of body composition, body mass index (BMI) compares weight to height by dividing weight measurement (in kilograms) by squared height measurement (in meters). When we first started I said, 'I don't know. indianapoliscoltsjerseyspop Brad Pitt, left, and Steve McQueen pose in the press room with the award for best picture for "12 Years a Slave" during the Oscars at the Dolby Theatre on Sunday, March 2, 2014, in Los Angeles. wholesalenfljerseyslan.com It marks the first time a film directed by a black filmmaker has won best picture. cheapnfljerseysband.com The moptop prof communicates as if in the midst of a very jolly acid trip, all blissed out smiles and wide credulous eyes.

cheap nfl jersyes

And it's been an honor to be here for this first season.". cheap jerseys Singing his nominated "Happy" from "Despicable Me 2," Pharrell Williams had Streep and Leonardo DiCaprio dancing in the aisles.. She had pizza delivered, appealing to Harvey Weinstein to pitch in, and gathered stars to snap a selfie she hoped would be a record setter on Twitter, (1.4 million tweets in an hour and still counting). Sir David would have got a lot closer to those baboons, mind.. cheap jerseys One participant, Meryl Streep, giddily exclaimed: "I've never tweeted before!". Glowing backstage, she cradled her statuette: "I'm so happy to be holding this golden man.". Without recourse to naff CGI, he explained how the earth position in relation to the sun and moon induced climatic changes which somehow forced our forebears to think in order to survive, leading to an enlargement of cerebral capacity.. philadelphiaeaglesjerseyspop "Look, this was the first season for me," said Stern. cheapjerseys com To a standing ovation, Bono and U2 performed an acoustic version of "Ordinary Love," their Oscar nominated song from "Mandela: Long Walk to Freedom," a tune penned in tribute to the late South African leader Nelson Mandela. wholesalejerseysgests.com miamidolphinsjerseyspop Though the ceremony lacked a big opening number, it had a steady musical beat to it. cheap jersey wholesale review If the Mexican Cuaron wins best director for the lost in space drama, as he's expected to, he'll be the first Latino filmmaker to take the category.. wholesale nfl jerseys The story then cut to Kazakhstan where three inhabitants of the space station were coming in to land and Cox was on hand to get very excited about Euclid and Newton.. (Photo by Jordan Strauss/Invision/AP)(Photo: Jordan Strauss Jordan Strauss/Invision/AP)LOS ANGELES Perhaps atoning for past sins, Hollywood named the brutal, unshrinking historical drama "12 Years a Slave" best picture at the 86th annual Academy Awards..

Журнал вольнодумства

«Парк Белинского»: домашний хлебец из муки грубого помола

Настоящий текст по своему жанру представляет собой концептуальную рецензию, которую по своей инициативе написал слушатель Московской школы гражданского просвещения, философ Родион Гаршин, проживающий в г. Алма-Аты. Соответственно, итоговая версия этого текста опубликована в издании МШГП «Общие тетради» (2014, № 4). «ПБ» размещает аутентичный, т. е. чуть более полный, текст Родиона Гаршина.

Искусство и жизнь, литература и жизнь часто противопоставляются друг другу в обыденном мнении, понятийно разводятся многими теоретиками культуры самых разных направлений, и в этом, конечно, есть свой резон – искусство, литература действительно могут быть далеки от жизни, особенно если под «жизнью» понимать нечто вполне конкретное и строго определенное.

Но все же есть довольно очевидные примеры – не только и не столько отдельных произведений, сколько самих форм организации творческой жизни и сотрудничества людей в целом – в которых очень трудно отделить искусство от жизни и в которых противопоставление между этими двумя стремится к нулю.

Одной из таких динамических форм, способствующих как можно более тесному сопряжению литературы и жизни (а под литературой я понимаю здесь всякий написанный текст), на мой взгляд, является журнал: само даже это слово (во французском оригинале имеющее корень «день») отсылает нас к повседневности, а повседневность, ежедневная коммуникативная практика является социально-философским синонимом слова «жизнь».

Примером такого рода формы, который мне недавно довелось для себя открыть, стал журнал пензенского редактора и издателя Валентина Мануйлова «Парк Белинского» – «журнал вольнодумства», как он сам себя называет, не опасаясь этого, казалось бы, старомодного слова; впечатлениями об этом любопытном примере творческой практики я хочу с вами сейчас поделиться.

В целом журнал позиционируется как общественно-политический, историко-публицистический и литературно-художественный одновременно. И  это в основном совпало с моими ощущениями от знакомства с характером представленных в нем текстов. Когда я думал, как его охарактеризовать, я решил, что нужно выделить в нем три составляющие его жанра: художественную литературу и поэзию, историко-документальную прозу и актуальную публицистику – именно эти три типа текста составляют основное содержание всех номеров журнала.

Приятного разнообразия добавляют обязательные несколько страниц фотографий довольно неплохого качества (обычно картин и скульптур, представленных на местном биеннале пластических искусств, тоже освещаемых в журнале) в середине и на обложке каждого выпуска, а также выписки и цитаты из различных более или менее известных авторов, которые заключают каждую отдельную рубрику журнала, имея некое смысловое отношение к её актуальному содержанию.

Следует особо сказать о формате этого издания в общем смысле – что оно из себя представляет. На большинстве публикуемых в нем текстов в каком-нибудь толстом столичном профильном журнале наверняка поставили бы метку «неформат», а еще, может, прибавили бы на словах, что таких текстов полно в интернете. Но тем и ценен, на мой взгляд, малый провинциальный формат и небольшой тираж, что позволяет не зависеть от жесткой редакционной политики крупных изданий (когда тексты оказываются слишком «заредактированными», что, конечно же, не приближает их к жизни), от мод и веяний мегаполисов и от большей уязвимости перед общественным мнением, свойственной более крупным медийным образованиям.

И одно дело интернет, где тексты того рода, что собраны под обложкой этого журнала, обычно разбросаны так далеко друг от друга, что вряд ли когда попались бы на глаза одному и тому же читателю, а тем более значительному их числу; но главное – это, конечно же, осязаемое вещное воплощение, которое всегда будет намного предпочтительнее любой электронной версии.

Скорее всего, это был замысел г-на Мануйлова – и это естественно для всякого патриота своего города и своей местности – публиковать в журнале преимущественно материалы, имеющие отношение к Пензенскому региону и к его уроженцам, но это совершенно не ощущается как некая местечковость, замкнутость на себе провинциального города, занятого самокопанием и обособленного от общероссийского контекста.

Такого ощущения не возникает потому, как мне кажется, что тема Пензы проводится совсем ненавязчиво, чаще всего фоном, а главное, редактор старается выбирать для публикации такие сюжеты, в которых личные судьбы персонажей – чаще всего уроженцев или долговременных жителей региона – накладываются на исторические реалии всей страны и цивилизации, пролегают параллельно изгибам своего времени и схватывают его общий дух, культурную и гражданскую атмосферу именно благодаря своей малой интерпретативности, приближенности к документальному жанру дневника и мемуара, описанию простых и грубых фактов повседневной жизни в той или иной точке времени и пространства.

Такую вплетенность индивидуальных линий в глобальные исторические контексты нужно отметить как весьма удачное свойство публикуемых в журнале сюжетов.

И здесь правдоподобно было бы предположить, что достаточное количество таких журналов по всей стране, аккумулирующих наиболее интересные жизненные истории, связанных с собственным городом или областью, могло бы образовать своими перекрестными сплетениями плотную ткань основанного на личном свидетельстве исторического повествования, по которому будет значительно легче составить себе образ эпохи и образ страны как современнику, так и будущему историку.

А следовательно, можно с достаточным основанием считать рассматриваемый нами журнал примером для других городов России, в которых, безусловно, тоже найдутся интересные личности и поучительные истории, своей ценностью превосходящие масштаб отдельного региона.

Что касается именно Пензы, то от недостатка в именитых земляках ее жители не страдают; мне же, как патриоту моего собственного города и любителю истории науки, было бы чрезвычайно интересно прочитать в очередном номере «Парка Белинского» что-нибудь лично-биографическое про выдающегося советского астрофизика Г. М. Идлиса (1928 – 2010), тоже уроженца Пензы, после войны переехавшего в Алма-Ату и там выдвинувшего знаменитый антропный принцип в космологии – открытие мирового уровня, как выяснилось впоследствии.

Конечно, вряд ли «Парк Белинского» сыграет ту роль в исторической и общественной жизни страны, какую играли в свое время такие журналы, как «Вехи» или «Отечественные записки», но роль гражданского авторитета в общественной жизни отдельно взятого региона он может выполнить, на мой взгляд, более чем достойно, выступая неким органом самосознания местных интеллигентских кругов.

Да и в целом литература небольших губернских городов, ориентированная скорее на размеренную повседневность, чем на сенсационность и эпатаж, я думаю, дает не менее ценное представление о литературе страны и эпохи, чем литература столиц и громких событий истории, политики и культуры.

Кроме того, я считаю, что журналу удалось превратить в достоинство то, что массовый читатель мог бы счесть его недостатком как литературного объединения, а именно, то, что далеко не все публикующиеся в нем авторы являются профессиональными литераторами и журналистами: большинство их взятых практически из самой жизни текстов довольно органично вписываются в общую концепцию журнала.

Хотя значительная часть объема каждого номера заполняется произведениями малоизвестных или совсем не известных в стране любителей (печатного слова), в журнале зачастую можно увидеть статью или рассказ какого-нибудь довольно заметного на федеральном уровне деятеля, вроде социолога Ципко или кинокритика Матизена. Некоторые публикуемые тексты, действительно, берутся редактором прямо из интернета, но многие статьи и эссе написаны специально для «Парка Белинского» (о чем обычно сообщается в сноске).

Не стоит, впрочем, думать, что любого рода текст из этого журнала можно легко найти в интернете – очень часто в нем публикуются воспоминания и свидетельства времени из личных архивов, доселе не видевшие света ни в каком варианте, которые пересылаются родственниками авторов непосредственно в редакцию и печатаются эксклюзивно.

Более того, именно лакунарность определенных тем литературного повествования в интернете подвигла, как выяснилось, некоторых авторов на написание своих повестей и рассказов, напечатанных затем на страницах «Парка Белинского»: так было, например, с автором цикла повествований о быте русскоязычных эмигрантов в израильской армии, который, по его собственному признанию, взялся вылить свой опыт в литературную форму после того, как обнаружил отсутствие в сети каких-либо военных историй об армии Израиля на русском языке.

Кстати говоря, в его увлекательных и глубоко пережитых историях меня очень задел эпизод, в котором главному герою (он же автор), израильскому солдату, во время военной операции в Южном Ливане лежащему под артобстрелом, сами собой вспоминаются соответствующие строки из «Василия Тёркина», запавшие в память из советской школьной программы и, казалось бы, почти забытые, но вытолкнутые в сознание самой жизнью, грохотом и огнем рвущихся вокруг бомб.

Этот – я уверен – совершенно не вымышленный эпизод очень ярко свидетельствует о том, что усвоенный нами в детстве и отрочестве культурный фон остается с нами затем на всю жизнь, несмотря на смену эпохи, географии проживания и даже языка повседневного общения; о том, как глубоко и прочно укоренены в нас впечатления детства, сознательно при том никак не закрепляемые и не востребованные в течение долгих лет. И эти простые рассказы автора из Израиля явились для меня еще одним ярким примером близости литературы и жизни.

Надо сказать, что «журнал вольнодумства» – совсем новый журнал, имеющий довольно длинные периоды выпуска: он издается с 2012 года, и за это время вышло всего несколько его номеров. Основной его контент так или иначе посвящен теме истории, истории нашей страны в разные ее периоды: это и документальные свидетельства, и публицистические размышления, и исторические романы, публикуемые отрывками.

И тот тип истории, которая вырисовывается на страницах журнала, я, пожалуй, охарактеризовал бы как постмодернистский тип, взгляд на историю с позиций постмодерна. Прежде всего, это выражается в полном отсутствии в текстах этого журнала следа какого-либо метанарратива – мы не найдем в них образа истории как дерева, имеющего главный ствол и опутывающего своими ответвлениями все сферы человеческого бытия, что было бы характерно для какого-нибудь крупного издания с явно выраженной идейной направленностью.

Напротив, именно в силу индивидуального, обособленного характера каждого документального сюжета (будь то история местного партийного функционера, греческого коммунистического лидера, прожившего в отставке в Пензе много лет, или воспоминания матери главного редактора Дины Мануйловой о своем детстве), история предстает в виде разветвленной сети «микроисторий», связанных между собой непрямым и неявным образом – это и есть постмодернистская «трава» истории, в отличие от «дерева» метанарратива, заполняющая собой все пустоты и пробелы универсалистских исторических концепций и оставляющая много места для интерпретации самому читателю.

Отсутствие метанарратива, конечно же, не умаляет интереса к содержанию журнала – в нем хватает обычных первопорядковых нарративов, которые, по мнению Лиотара, легитимированы уже тем, что они делают то, что должны делать: документальные свидетельства – рисовать образ времени, публицистические статьи – развивать какую-либо общественно значимую мысль, художественные произведения – занимать и увлекать внимание читателя.

Постмодернистские ассоциации вызывает также знакомство с литературной составляющей журнала – это и литературоведческие тексты и собственно художественные. Такое впечатление связано с достаточной фривольностью в подаче некоторых тем, отсутствием стеснения в обращении к деликатным сторонам жизни: так, например, в своей статье о В. Г. Белинском – главном литературном символе Пензы – В. Щукин приводит такие подробности личной жизни и переписки писателя, которые иной исследователь, желающий сохранить монументальность образа великого критика, наверняка оставил бы за скобками повествования (и в целом это соответствует замыслу Щукина написать альтернативный портрет Белинского, контрастирующий с его образом в советском литературоведении).

Так же и в некоторых рассказах, которые журнал любит публиковать в полной версии (по сравнению с отцензурированными в других местах), нет-нет да и промелькнет непечатное словцо; но все это, как мне кажется, естественно оправдывается близостью литературы и жизни, которая отличает «журнал вольнодумства» от многих.

В целом «Парк Белинского», по моему мнению, вполне оправдывает вторую часть своего названия, вынесенного в заголовок – вольнодумства в нем и в самом деле достаточно. Это касается в т. ч. публицистики, как исторической, так и актуальной – совершенно незаметно, чтобы авторы этого рода статей ориентировались в своем мнении на некую ортодоксальную партийную или идеологическую позицию, высказывая свои довольно оригинальные и часто идущие вразрез с общепринятым мнением мысли.

Здесь, пожалуй, следует отметить активную гражданскую позицию одного из постоянных авторов журнала А. Инюшева, не стесняющегося, в частности, вытаскивать на свет некоторые неприятные особенности избирательного процесса в современной политической системе России.

Немалую познавательную ценность журнала я нахожу в том, что на его страницах особое место уделяется прямым и непосредственным свидетельствам времени, которые приоткрывают прошлое с той стороны, с какой оно никогда не бывает представлено в учебниках и в высокотеоретических монографиях; особенно это относится к советскому периоду нашей истории, свидетелей которого в наши дни, слава богу, еще вполне достаточно. Их голоса чрезвычайно ценны, на мой взгляд, тем, что из первых уст предоставляют следующим поколениям описания сокрытой истории, ее очень непрозрачной эпохи, которая далеко не исчерпывающе изучена и еще долго будет нуждаться в прояснении.

То же самое можно сказать об истории гражданской жизни, отраженной в журнале: его документальные фрагменты содержат в себе примеры множества гражданских поступков, совершавшихся в крайне неблагоприятных условиях идеологического контроля над обществом и скованной гражданской инициативы: такие примеры я с интересом открыл для себя в повествованиях об историке А. Ахиезере, тайно работавшем над концепцией российской истории, альтернативной официальной идеологической позиции, о кибернетике
Б. Рамееве, создававшем с нуля отечественную компьютерную индустрию, или о философе П. Егидесе, руководившем колхозом в Пензенской области.

Все эти образцы гражданского мужества и ответственности, не преклоняющейся перед властью, на мой взгляд, могли бы послужить вдохновляющими примерами дальнейшим поколениям.

Вообще, одно из первых целостных впечатлений, которое произвел на меня первый прочитанный мною выпуск журнала, было то, что я держу в руках своего рода домашний хлебец из муки грубого помола, не совсем ровный и гладкий, но плотный и пахнущий свежей выпечкой, в отличие от красивого белого, но легкого и почти безвкусного батона заводского производства.

Таким образом, «Парк Белинского» являет собой собрание множества довольно разнородных текстов, которые вряд ли кто-то будет читать все подряд – но, я думаю, это и не подразумевалось изначально: достоинство журнала состоит как раз в том, что каждый может выбрать для себя то, что ему больше по вкусу.

 Выписки: подражание М. Л. Гаспарову

«Мир – это больной, ворочающийся в постели с боку на бок. Слабых всегда надо будет немножко защищать от сильных, но не слишком надежно, чтобы не пропала потребность самим становиться сильным. Неудача должна быть наказуема, иначе никто не будет стремиться к успеху».

Джон Апдайк. Бек и щедроты шведов. «Иностранная литература», 1999, № 9, стр. 123.

* * *

«Свобода – страшно тяжелая штука, без нее многое было бы объяснимо и извинимо. Тебе ее выдают, как в банке: получил и иди гуляй, а этого мало, надо, чтобы было еще что-нибудь… чтоб не только от собственной воли зависеть.

…В тоталитарном государстве, по крайней мере, все ясно: нет свободы, значит, взятки гладки. А во Франции никакого тебе оправдания, то-то и скверно! Нет ничего подлее и мерзопакостнее страны, где все есть для счастья человека. То ли дело африканский голод или хотя бы хроническое недоедание, военная диктатура – вот это, я понимаю, оправдания, а сам ты ни при чем».

Эмиль Ажар. Голубчик. «Иностранная литература», 1995, № 7, стр. 208.

* * *

«История устроена так, чтобы сбивать нас с толку. Пренебрегая действительными, мы ищем в ней уроков, которых она сроду не содержит, а слепое движение времени величаем прогрессом».

Алексей Цветков. Судьба барабанщика. Примечания к постмодернизму. «Иностранная литература», 1997, № 9, стр. 232.

 



Пока комментариев нет. Будьте первым!

Оставить комментарий

 

— обязательно *

— обязательно *


Яндекс.Метрика