cheap bike jerseys

Two hours into the ceremony, Alfonso Cuaron's box office hit and visual marvel "Gravity" had accrued six Oscars, winning for cinematography, editing, score, visual effects, sound mixing and sound editing. mlb jerseys You can't get that readily from canned pineapple. It has to come from a fresh pineapple. So when you first buy your pineapple, one of the things you want to do is take it and put it in something and turn it upside down. ALICE MONSAERT: This piece of equipment is called the BOSU, B O S U. It stands for "both sides up," and it evolved into the fitness industry from the stability ball. The stability ball is nice and round. Wine is a wonderful accompaniment to this dish. A chianti or zinfandel is a traditional wine paired with tomato sauce and pasta. The cannoli is a popular Italian desert that consists of a deep fried pastry with a sweet ricotta cream filling that is sprinkled with powdered sugar.. Many cereals contain refined grains that are sweetened with sugar. Although these cereals may taste good, they are high glycemic foods that can rapidly increase your blood sugar levels and soon lead to low blood sugar and more sugar cravings. Sugared cereals are especially dangerous and even life threatening foods for diabetics. Cooking (especially boiling) can zap up to 50 percent of the antioxidants in some vegetables, according to a 2009 study published in the Journal of Food Science.confirm what we suspected for some time: A positive outlook on life and laughter can actually help you to live longer, Harry says. For example, a Yale University study of older adults found that people with a positive outlook on the aging process lived more than seven years longer than those who did not, while a 2012 study published in Aging found that positivity and laughter are defining characteristics in people who celebrate their 100th birthday.Positive thinking increases the brain levels of the hormone Brain Derived Neurotropic Factor, which improves memory, helps to alleviate depression, and fights Alzheimer disease, Harry explains. What more, the simple act of laughing decreases levels of the stress hormone cortisol as well as inflammation, she says.Reach Your Target BMI: Add 3 YearsA barometer of body composition, body mass index (BMI) compares weight to height by dividing weight measurement (in kilograms) by squared height measurement (in meters). When we first started I said, 'I don't know. indianapoliscoltsjerseyspop Brad Pitt, left, and Steve McQueen pose in the press room with the award for best picture for "12 Years a Slave" during the Oscars at the Dolby Theatre on Sunday, March 2, 2014, in Los Angeles. wholesalenfljerseyslan.com It marks the first time a film directed by a black filmmaker has won best picture. cheapnfljerseysband.com The moptop prof communicates as if in the midst of a very jolly acid trip, all blissed out smiles and wide credulous eyes.

cheap nfl jersyes

And it's been an honor to be here for this first season.". cheap jerseys Singing his nominated "Happy" from "Despicable Me 2," Pharrell Williams had Streep and Leonardo DiCaprio dancing in the aisles.. She had pizza delivered, appealing to Harvey Weinstein to pitch in, and gathered stars to snap a selfie she hoped would be a record setter on Twitter, (1.4 million tweets in an hour and still counting). Sir David would have got a lot closer to those baboons, mind.. cheap jerseys One participant, Meryl Streep, giddily exclaimed: "I've never tweeted before!". Glowing backstage, she cradled her statuette: "I'm so happy to be holding this golden man.". Without recourse to naff CGI, he explained how the earth position in relation to the sun and moon induced climatic changes which somehow forced our forebears to think in order to survive, leading to an enlargement of cerebral capacity.. philadelphiaeaglesjerseyspop "Look, this was the first season for me," said Stern. cheapjerseys com To a standing ovation, Bono and U2 performed an acoustic version of "Ordinary Love," their Oscar nominated song from "Mandela: Long Walk to Freedom," a tune penned in tribute to the late South African leader Nelson Mandela. wholesalejerseysgests.com miamidolphinsjerseyspop Though the ceremony lacked a big opening number, it had a steady musical beat to it. cheap jersey wholesale review If the Mexican Cuaron wins best director for the lost in space drama, as he's expected to, he'll be the first Latino filmmaker to take the category.. wholesale nfl jerseys The story then cut to Kazakhstan where three inhabitants of the space station were coming in to land and Cox was on hand to get very excited about Euclid and Newton.. (Photo by Jordan Strauss/Invision/AP)(Photo: Jordan Strauss Jordan Strauss/Invision/AP)LOS ANGELES Perhaps atoning for past sins, Hollywood named the brutal, unshrinking historical drama "12 Years a Slave" best picture at the 86th annual Academy Awards..

Журнал вольнодумства

Патриотизм и национальная идентификация в современной России (через призму истории Германии

Владимир Дворянов, 47 лет, уроженец г. Кузнецка Пензенской области. Выпускник Пензенского государственного педагогического института (1993). В Пензе работал в музее В. О. Ключевского. С 1999 г. живет и работает в Москве как эксперт медиаотрасли. Кандидат исторических наук.
Настоящий текст написан специально для журнала «Парк Белинского» в продолжение разговора, начатого 20 лет назад статьей Владимира Дворянова «Патриотизм достижений»: Проблема формирования российской национальной идеологии в свете современного германского опыта», опубликованной в журнале «Губерния» (1997, № 1).
Точка отсчета
В 1986 году западноберлинское издательство «Зидлера» выпустило книгу историка Андреаса Хильгрубера «Двойная катастрофа. Разгром германского Рейха и конец европейского еврейства».1 Книга представляла собой две сведенные воедино статьи, опубликованные впервые в 1985 году.
Хильгрубер поставил вопрос о мотивации солдат и офицеров вермахта, защищавших в 1944-45 годах Восточную Пруссию от наступавшей Красной Армии. У большинства бойцов вермахта не было никаких иллюзий относительно гитлеровского режима. Многие из них знали об уничтожении евреев в нацистских концлагерях. И понимали, что, прекратив сопротивление, они спасут жизни множеству евреев-заключенных концлагерей.
Однако именно в этот период немецкие солдаты продемонстрируют чудеса доблести и упорства, а офицерский корпус – завидное тактическое мышление. Даже терпя поражение, вермахт проявил лучшие черты немецкой воинской традиции. Для бойцов вермахта, пишет Хильгрубер, вопрос стоял не о Гитлере и его вселенских планах, но о защите родной земли. Их мотивация была связана с тем, что они были немцами и идентифицировали себя с немецким народом.
И последствия советского наступления для жителей немецкого Востока были для них более значимы, чем то, что происходило в концлагерях. Можно ли обвинять этих немцев за то, что они идентифицировали себя с немецким, а не с еврейским народом?
Хильгрубер в максимально конкретной форме сформулировал понятие патриотизма как выбора одного из возможных сценариев идентификации. Чаще всего осознание себя патриотом происходит у человека в пограничной ситуации. Такой была, в частности, ситуация выбора, стоявшего перед солдатами и офицерами вермахта, защищавшими свою Родину, немецких женщин, детей и стариков.
Многие из граждан современной России, живущие в «эпоху перемен», неоднократно были в пограничной ситуации. Но всегда ли пограничная ситуация ведет к осознанию человеком себя в качестве патриота? Например, распад Советского Союза в 1991 году создал пограничную ситуацию, за которой, однако, не последовало взрыва патриотических настроений.
Распад СССР, как и распад Российской империи в 1917 году, спровоцировал рост сепаратизма и русофобии, особенно на территории отделившихся окраин страны. Но даже в армейской среде не оказалось людей, готовых выступить на защиту единства России, подобно русским офицерам-патриотам в 1917-18 годы. Очевидно, что в пограничной ситуации люди ведут себя по-разному. Это связано с их самоидентификацией и конструкцией их патриотических убеждений.

Русский патриотизм сегодня
Что представляет собой современная русская самоидентификация? На чем может быть основан патриотизм жителей современной России?
В феврале 2014 году Левада-центр провел всероссийский опрос о патриотизме, результаты которого позволяют сделать вывод, что конструкция патриотических взглядов у жителей России мало чем отличается от конструкции патриотических убеждений современных европейцев.
В частности, 89,8% респондентов согласились с тем, что «патриотизм – это глубоко личное чувство, человек сам определяет, что патриотично, а что нет». И лишь 8,9% участников опроса посчитали, что «определять, что патриотично, а что нет, должно государство»2 (преимущественно – люди старшего возраста).
81,6% респондентов были уверены, что «можно критиковать действия властей и при этом быть патриотом своей страны»3 .
Как показал опрос, в основе русского патриотизма лежит ассоциация себя с историей и географией страны, а также со спортивными достижениями соотечественников (это было связано с зимней Олимпиадой в Сочи). В частности, 38,5% жителей страны гордятся природными богатствами России, 37,8% – ее историей, 28,9% – спортивными достижениями, 28,5% – национальной культурой и 28% – размерами страны4 .
При этом у жителей России практически отсутствует гордость за «успешное настоящее». Лишь 23,6% респондентов высказали гордость положением Росси и на международной арене (специалисты Левада-центра отметили несомненное влияние на этот показатель присоединения Крыма).
Только 14,3% респондентов испытывают гордость за российские вооруженные силы (неясно, какой процент из них служил в армии); 13,6% опрошенных испытывают гордость за современные достижения российской науки; 5,4% респондентов гордятся экономическими успехами страны, 5,2% – системой российского образования, 2% – отечественным здравоохранением.
Аналогичную, хотя и менее подробную, картину представляет ВЦИОМ по результатам проведенных в 2013-16 годах опросов «Патриотизм как национальная идея и практика»5 . Согласно их результатам, историей России гордятся 90% опрошенных, культурой и искусством – 88%, а уровнем/качеством жизни населения – лишь 19%.
Приходится констатировать, что на основе такого отношения людей к современной отечественной повестке дня невозможно выстроить «патриотизм достижений»6 .
Интересно, что Левада-центр и ВЦИОМ не проводят различия между респондентами из разных национальных групп. Очевидно, что среди респондентов были как лица нерусских национальностей, так и члены смешанных семей. Если бы это как-то влияло на их ответы, социологи скорее всего отметили бы это обстоятельство.
Между тем гордость за национальную историю и культуру означает ассоциацию себя с историей русской колонизации, сопровождавшейся часто насилием в отношении представителей не русских народов. Иными словами, проведенные в 2013-16 годах опросы о патриотизме засвидетельствовали достаточно высокий уровень ассимиляции представителей этнических меньшинств в рамках русского этноса.
Это совпадает, в частности, с выводами, сделанными в своей время автором этой статьи о высоком уровне ассимиляции российских евреев, делающем относительной любую систему национального воспитания7 . И позволяет скорректировать представление о характере многонациональности современной России.
В практическом плане это означает, в частности, возможность создания единой системы патриотического воспитания для всех граждан страны. В контексте текущей статьи – возможность вести речь о патриотизме русских (включая русских евреев, русских татар и другие национальные подгруппы современного русского суперэтноса).

Патриотическое воспитание как проблема
Для чего необходимо патриотическое воспитание? Ответ на этот вопрос можно проиллюстрировать результатами социологических исследований, проведенных в свое время немецкими социологами.
Социологические опросы 1971-1983 гг. в Западной Германии показали стойкое снижение значимости национальных ценностей в личном самосознании граждан ФРГ, особенно в возрастной группе от 16 до
29 лет8 . При этом, как убедительно доказала социолог Э. Ноэль-Нойман, отсутствие национальной гордости ведет к перестройке всего самосознания человека.
По данным опроса 1981 г., из тех опрошенных в возрасте до 30 лет, кто гордится, что он немец, сражаться за свою страну в случае войны были готовы 60%. А из тех, кто гордости не испытывает, готовы в защите Родины лишь 15%.
Существует, утверждала социолог, связь между национальной гордостью и гордостью за свою работу и профессию. В 1981 г. в ФРГ в этом отношении был самый низкий показатель из всех развитых стран мира. Причем у тех, кто гордится, что он немец, этот показатель был в 2,5 раза выше, чем у населения Западной Германии в целом9 .
Организация аналогичных исследовательских проектов в России, несомненно, сможет диагностировать аналогичную взаимосвязь между патриотизмом, готовностью защищать свою страну, гордостью за свою работу и профессию в современной России.
Исследование Левада-центра позволяет сделать вывод, что консолидация современного российского общества происходит не вокруг позитивных патриотических ценностей, а на основе негативных факторов, что выражается в росте ксенофобских настроений в стране. И если патриотизм объединяет, интегрирует людей в единый национальный коллектив, то ксенофобия разъединяет и взаимно противопоставляет. Для исправления ситуации необходимо патриотическое воспитание10 .
Каковы могут быть теоретические и практические основы патриотического воспитания в современной России? Начнем с теории.
Уже цитированный выше опрос Левада-центра свидетельствует об особой роли национальной истории, культуры и географии в патриотических представлениях современных русских. Современное человеческое сознание упрощает восприятие истории через призму «ключевого периода истории». Это понятие пришло к нам из христианской теологии11 . Но аналогичные понятия присутствуют также в мусульманской, буддийской и иных религиозных теологических конструкциях.
Согласно выводам организаторов опроса 2014 года, таким ключевым периодом сегодня в России является Великая Отечественная война. «Для большинства россиян, – утверждают организаторы исследования Левада-центра, – события военных лет служат напоминанием о жертвах и героизме народа, остановившего фашизм. В политическом контексте вопросы, связанные с действиями советского руководства во время войны, периодически становятся объектом ожесточенных дискуссий».
Иными словами, в современном российском обществе отсутствует консенсус по поводу толкования событий ключевого для национальной идентичности периода истории. Что говорит о необходимости серьезной работы отечественных историков над теоретическими основами патриотической идеологии.
Не исключено, что в ходе такой работы будет сформулировано новое толкование событий Великой Отечественной войны, позволяющее достигнуть патриотического консенсуса. А также – сформулировано представление о другом ключевом периоде национальной истории, осмысление которого позволит сплотить людей не менее успешно, чем память о выигранной 70 лет назад войне.
С практической точки зрения, патриотическое воспитание должно вести к формированию национального сообщества. По мнению социолога Ф. Тенниса ,12 в таком сообществе «главную роль играет эмоциональное отношение – такое, как отношение матери к детям, братьев и сестер между собой, мужа и жены. Наряду с кровным родством к общинным связям относятся соседство и дружба»13 .
Иными словами, успешным является лишь патриотическое воспитание, в системе которого усилия государства органично сочетаются с семейным воспитанием. Гордость за свою страну должна передаваться от родителей к детям. Такое семейное воспитание тесно связано с «патриотизмом достижений», гордостью за собственные успехи и социальные достижения, что возможно сегодня лишь в семьях высшего и среднего классов российского общества.
Кроме того, в условиях современной России, где после 1991 года государство не пыталось создать реально работающую систему патриотического воспитания, родителей придется «воспитывать» вместе с детьми. Образцом для такой системы воспитания могут служить системы национальной адаптации, работающие в условиях эмигрантских обществ. Самые эффективные из известных систем такого рода существуют в США, Канаде и в Израиле. При этом израильский вариант представлен и в «русской» версии, работающей на базе еврейских общинных центров.
Важно понимать, что взрослые и дети в действующей системе патриотического воспитания будут иметь разные «темпы успеваемости». Родители на первом этапе будут существенно опережать детей. Но затем безнадежно отстанут. Но без подключения «отцов» к воспитательному процессу воспитание «детей» не сможет быть успешным.

План создания системы патриотического
воспитания для современной России

Теоретический аспект
В пореформенную эпоху XIX века Россия оказалась в ситуации, во-многом напоминающей ситуацию современной постсоветской России. На историческую сцену вышли социальные силы, ранее на ней активно не представленные. Вопрос об их включении в общество волновал лучшие умы России.
Литературный ответ на этот вопрос попытался дать Лев Толстой в романе «Война и мир». В своем романе он рисует единение русского дворянства и простого народа, которого никогда не было в действительности. Разоблачение этого мифа стало «общим местом» для современных историков14 . Но очевидно, что и среди современников Толстого было мало людей, готовых поверить в рассказанную им сказку.
Другим вариантом конструирования бесконфликтного ключевого периода истории стала теория В. Ключевского, провозгласившего преемственность императорской России от Киевской Руси через Московское государство. Все «трудные места» российской истории Ключевский объяснял влиянием внешних факторов, отрицая наличие прямой связи между политической системой и социально-экономическими процессами15 .
Благодаря этому российское крестьянство, отсчитывавшее свою родословную от крестьян Московии,
оказывалось, по мысли историка, органично встроенным в действующую систему социальных отношений. Вот только объяснить это самим крестьянам не получилось…
100 лет назад в России начался политический кризис, знаменовавший собой крах проектов патриотического воспитания русского народа, предлагаемых представителями либерального дворянства и разночинской интеллигенции. Не удался ни проект Л. Толстого, ни проект русских конституционных демократов, лидер которых П. Милюков был одним из лучших учеников В. О. Ключевского. Не удались и другие аналогичные проекты. Причина этой неудачи была связана с неадекватностью картины мира, из которой исходили авторы предлагаемых систем. Приходится признать, что главным атрибутом системы патриотического воспитания для современной России должна стать ее адекватность реальным взглядам на жизнь людей, для которых она предназначена.

Практический аспект
Цель патриотического воспитания – формирование национальной идентичности. «Идентичность нации производна от тех путей, какими история достигла «гармоничного» сочетания определенных противоположных потенциальностей, и от тех способов, какими она возвышает этот контрапункт до уникального типа цивилизации», – писал американский социальный психолог Э. Эриксон16 .
Другими словами, «национальная идентичность» и «национальные ценности», присущие народу, глубоко коренятся в его истории. Их замена на иные ценности не происходит механически. Новые ценности возникают лишь из новых обстоятельств, определяемых внутренним развитием народной жизни.
В истории Германии это обстоятельство привело к возникновению в XX веке двух разнонаправленных вариантов идентичности. Процесс модернизации привел к тому, что «в ответ на чувство культурного окружения один тип рейхснемца стал слишком широким», тогда как другой – «слишком узким».
«Слишком широкий тип» отрицал или ненавидел этот немецкий парадокс и принимал весь окружающий «чужой мир»; он стал космополитом, сам того не ведая. «Узкий тип» пытался игнорировать иноземные соблазны и превратился в «немца» чистейшей воды – карикатуру на немецкий национальный характер. Первый всегда был доволен, если его принимали за англичанина, француза или американца,.. второй оставался дома или там, где он чувствовал себя как дома, и, скрежеща зубами, продолжал быть немцем»17 .
Аналогичная ситуация существует и в современной России. В Германии пропасть, возникшую между двумя идентичностями, удалось преодолеть благодаря созданию в 1950-60-е годы «патриотизма достижений». В его рамках легитимность государства для граждан связана с той безопасностью и благосостоянием, которые были созданы после войны (для восточных немцев – после объединения Германии).
На базе общественного консенсуса, найденного с помощью «патриотизма достижений», в начале 1980-х годов в ФРГ стартует работа по созданию полноценной национальной идентичности. В ее основе – преодоление чувства вины за «нацистское прошлое» и примирение немцев с собственной историей. Инструментом для создания новой национальной идентичности стала система патриотического воспитания, созданная с помощью исторической науки и печатной прессы.
Ведущие германские издания, от газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung до респектабельного журнала Der Spiegel, в 1986-87 годы приняли участие в «споре историков», старт которому был дан статьей Эрнста Нольте «Прошлое, которое не хочет проходить»18 . Воспринятый современниками как научный экспромт, «спор историков» был событием, которому предшествовал многолетний этап обсуждения поднятых во время «спора» проблем в узком профессиональном кругу.
Периодически к этому обсуждению приглашались сильные мира сего. Например, с середины 60-х гг. ведущие деятели экономики Рейнской и Рурской областей стали собираться по субботам для слушания докладов по историческим проблемам, позволяющим лучше понять будущее Германии и Европы. Подобные встречи-семинары проходили и в других землях ФРГ. Политические партии страны также были в курсе обсуждаемых проблем: в Германии крупнейшие фонды, финансирующие исторические исследования, принадлежат политическим партиям.
Сегодня в России также происходят дискуссии о будущем страны. Они ведутся, в частности, в рамках Валдайского, Зиновьевского и Изборского клубов. Но, в отличие от Германии, эти дискуссии носят открытый характер и направлены больше на политический PR, чем на создание концепции новой национальной идентичности. При этом, в отличие от Германии, историки к дискуссиям практически не привлекаются и вопрос о необходимости создания новой версии национальной идентичности не ставится.

Национальная идеология современной России
Национальная идеология современной России носит подчеркнуто романтический характер. Основными ее чертами являются консерватизм, ориентация на христианские (православные) ценности и провозглашение государства и государственных интересов более ценными, чем интересы отдельных граждан страны. В своих основных чертах она не отличается принципиально от национальной идеологии Германии первой половины XIX века.
Современные российские авторы, провозглашающие «заказ западного мира» на фоне выгодно отличающегося «особого пути России»19 , даже не подозревают, насколько они похожи на немецких историков романтической школы. Современные авторы романтического направления так или иначе разрабатывают тему особого русского характера и национальной ангажированности культурного и социально-экономического развития России. Как и немецкими романтиками, ими движет представление о «нации как предчувствии». И они пытаются объявить «национальными» моменты не только культурного, но и социально-экономического развития.
Аналогичных взглядов придерживался, в частности, один из самых известных немецких историков романтического направления Адам Мюллер20 . В тесной связи с нацией рассматривал «идею государства и Гегель, призывая в работе «Конституция в Германии» создать с помощью военной силы единое германское государство, совпадающее с «естественными границами немецкой нации».21 Не избежал в ряде случаев переноса «национального» на «социально-политическое» даже Маркс, особенно при рассмотрении еврейского и славянского вопросов.22
Cовременные российские националисты-романтики пытаются найти в традиционных религиях России общие духовные ценности, которые можно поставить на службу государству. В роль религии как синтезирующей силы в политическом процессе верил и Адам Мюллер. «Лишь религия, как мать всех идей, в состоянии вернуть государствам жизненные силы, утраченные ими: это основа моего мировоззрения», – писал немецкий романтик. Любая государственная идея, по мысли Мюллера, имеет религиозное наполнение. Его религиозность надконфессиональна, он призывает к восстановлению «доброго старого церковного единства».23
Это привело бы как к кульминации земной политической истории к созданию Царства Христова в виде системы объединяющихся вокруг церкви национальных государств, в своей борьбе за веру созидающих закон, право и мир. Одновременно наступило бы и «царство истинной свободы». Для него это религиозная свобода, свобода верить, являющаяся фундаментом любой свободной политики, с помощью которой «будут уже одной Верой разрешены… все политические проблемы».24 «Все возвышенное, к чему стремится душа, заключено в свободном подчинении: любая свобода основывается на преданности Отечеству и Христу».25
Это завершающая идея Мюллера и всего немецкого романтизма. Идея «осознанной необходимости» в религиозной /как у Гегеля/ или секулярной /как у Маркса/ форме отныне становится «моментом идентичности» для представителей «немецкой идеологии». От него же обиход политической идеологии Германии обогащается «своеобразным витамином, порожденным… симбиозом науки и политики».26 Любой читатель этой статьи без большого труда сможет найти в интернете высказывания современных российских авторов, выполненные в схожей тональности.
Сходство направлений мыслей немецких романтиков первой половины XIX века и ряда современных российских гуманитариев объяснимо внутренним сходством современных им политических реалий. Политическая ментальность Священной Римской империи германской нации и возникших на ее развалинах государственных объединений подобна политической ментальности СССР 1980-х годов и возникших на его развалинах постсоветских государств. И это обстоятельство не смогло не отразиться на политическом мышлении. Другая аналогия в истории развития национальной идентичности жителей России и Германии связана с постоянным соперничеством двух сценариев ее развития.

Украина как фактор современной
русской идентичности
Переход от политической чересполосности к политической интеграции неизбежно сопровождается трансформацией романтической идеологии в реализм. «Ключевой период истории» для патриотического воспитания переносится из прошлого в будущего. Таким периодом становится великая историческая цель. Например, для Пруссии второй половины XIX века такой целью была месть за унижения периода раздробленности и возвращение отторгнутых соседями исторических территорий Германии. Для ФРГ второй половины XX века – объединение Германии и создание единой национальной идентичности.
История любого народа напоминает пазл, который постоянно собирается и разрушается. При этом сборка каждый раз происходит по-новому. Иногда перед народом встает выбор одного из двух (или более) сценариев идентичности. Выбор одного из них определяет его дальнейшую судьбу. Так было, например, в истории народа Соединенных Штатов Америки. Современное политическое и экономическое лидерство США в мире было предопределено победой в XIX веке «северной» идентичности над «южной».
А военная катастрофа Германии в XX веке, по мнению немецких историков, опосредованно связана с «прусским» сценарием объединения Германии. «Австрийский» сценарий объединения не состоялся из-за неспособности Австрийской империи ассимилировать национальные меньшинства или создать приемлемый для большинства вариант общей идентичности. А «западногерманский» сценарий был опорочен его родовой связью с французским империализмом.
Уникальная ситуация сложилась в Германии во второй половине XX века, разделенной на «просоветскую» ГДР и «проамериканскую» ФРГ. Создаваемая в ГДР идентичность, не вытекающая прямо из немецкой истории, оказалась менее успешной, чем сценарий идентичности, предложенный гуманитариями ФРГ. При этом, как было сказано выше, в Западной Германии на рубеже 1970-80-х годов начали развивать тему патриотизма через тесное сотрудничество СМИ (особенно печатных СМИ) и профессиональных историков. Историки выступили экспертами и идеологами, СМИ – средством передачи информации в популярной форме. В частности, с помощью прессы в конце 1970-х был организован «спор историков» о немецком прошлом, настоящем и будущем.
В конечном итоге сотрудничество историков и СМИ привело к тому, что изложенная в популярной форме история стала основой единого национального самосознания, без деления немцев на «осси» и «весси». И этот «мягкий путь» привел в конце концов к объединению страны.
Аналогичная двойственность сценариев развития наблюдается и в российской истории. Раздвоение сценария идентичности русских началось в XI-XII веках и окончательно оформилось после того, как почти 25% русского народа попала под иго Золотой Орды27 .
«Ордынские» русские стали позже создателями Московии (Великого княжества Московского). Большая часть русских, живших на территориях, свободных от ордынского ига, объединились в рамках Великого княжества литовского и русского.
На протяжении XIV-XVII веков «западные» и «восточные» русские ведут непрерывные войны за доминирование в русском мире28 . Во время этих войн происходит событие, повлиявшее на раскол русской идентичности. В 1569 году Польское королевство и Великое княжество литовское и русское заключают Люблинскую унию, объединившую их в единое государство. Во время переговоров об унии польский король предоставляет украинской шляхте права и привилегии польских дворян. В обмен на это украинская элита присягает на верность польской короне29 .
С этого момента начинается формирование отличной от русской украинской идентичности. Изменить ситуацию не смогла даже церковная реформа патриарха Никона, проведенная в 1650-60 годы. В ходе этой реформы Русская православная церковь приняла «новую» греческую обрядность, бывшую в обиходе на Украине.
Московскому княжеству удалось выиграть битву за доминирование в русском мире. Но и превратившись в Российскую империю – и даже разделив, вместе с Пруссией и Австрией, территорию Речи Посполитой – Московия не смогла полностью ассимилировать украинцев. Одной из причин этого стало то, что в Российской империи социальный принцип был всегда важнее национального.
Московия заимствовала принцип Золотой Орды, никогда не жалевшей своих воинов в надежде набрать новых бойцов из покоренного народа. По этой причине в русское дворянское сословие постоянно кооптировались элиты покоренных народов. И никого не смущало их господство над русскими крестьянами.
Национальный принцип впервые возобладал над социальным в Украине в 1907 году, когда по новому избирательному закону польские помещики были лишены преимущественных прав на выборах в Государственную Думу. Но уже в 1911 году, когда неимоверными усилиями Столыпина удалось принять Закон о земстве в западных губерниях, предусматривавший аналогичные ограничения для поляков при выборах в земские учреждения, национальный принцип снова отошел на второй план.
Между тем проведение сословно-национальных преобразований в Украине после присоединения польских земель к Российской империи давало шанс на растворение украинской идентичности в русской.
Созданию отдельного от России национального государства украинцы обязаны подписанному большевиками Брестскому миру. Украина создавалась Германией как марионеточное государство, подобное созданному в 1806 году Францией Рейнскому союзу30 .
Не будет большим преувеличением сказать, что Украина состоялась в 1918 году благодаря потребностям германской армии в продовольствии и угле. Говорившие на немецком языке «украинцы» присоединили к Украине Донбасс (большая его часть находилась в составе Екатеринославской губернии) и Харьковскую губернию31 .
Изначально выступавшие против украинской автономии большевики выдвинули альтернативный проект «Украинской советской республики». Это был политический инструмент, использовавшийся для привлечения на свою сторону антирусских националистов: проекты таких республик будут предлагаться большевиками везде, где будут замечены активные антирусские настроения. Этот шаг был политической уловкой: лидеры белого движения последовательно выступали за сохранение новой России в исторических границах и тем самым лишали себя множества союзников.
Кроме того, с первых же дней советской власти началось ее противостояние с русской элитой и русским средним классом. Начало ему было положено декретом Совнаркома «О репрессированных народах», принятым 29 октября 1917 года. Согласно этому декрету, славянские народы бывшей Российской империи провозглашались угнетателями народов не славянских32 . Исполнение этого декрета имело вполне конкретные последствия: процент славян в новой элите был весьма невелик, что обусловило ее русофобский настрой. Кроме того, большевики взяли курс на создание «новых народов» и новых национальных идентичностей. Не говоря уже о поддержке лидеров мнений населения различных окраинных областей, провозглашающих своих земляков отдельным этносом33 .
Справедливости ради надо сказать, что это касалось не только «лиц славянской национальности». Точно так же ученые, перешедшие на службу советской власти, придумали не существовавшие до того народы «узбеков», «туркмен», «казахов» и других новых народов Средней Азии.
Украинский национализм изначально был обусловлен экономическими причинами. Изначально главной из них была неготовность Речи Посполитой увеличить количество реестровых казаков (то есть включить украинскую казачью старшину в состав польского дворянского сословия). Позже на украинский национализм очень сильно повлияла социальная неполноценность украинского дворянства по сравнению с дворянством русских столиц.
Различия между Украиной и Россией хорошо видны из сравнения социального состава Южного и Северного обществ декабристов. Если во втором случае речь шла о потомках аристократических семей, то в лице «южных» (украинских) декабристов мы имеем дело главным образом с детьми малопоместных дворян, среди которых удается отыскать даже несколько человек, вообще не имевших дворянских корней.
Аналогичные причины ведут сегодня к образованию различных версий областнической идентичности в современной России: поморов, сибиряков, дальневосточинцев, уральцев и других34 .
Но аналогичная ситуация традиционно существует и в Германии. При этом областнические версии немецкого языка, на которых говорят жители Баварии, Мекленбурга, Шлезвига и других германских областей, отличаются между собой не меньше, чем русский и украинский. Попытки идеологов украинской самостийности создать исторически оправданную украинскую идентичность едва ли оправданны.
Но существуют ли сегодня в России исторические теории, позволяющие создать современную русскую национальную идентичность?

Вместо заключения: русский патриотизм
как проблема
Особенности взаимоотношений России и Украины имеют прямые аналогии в немецкой истории, позволяющие сделать определенные выводы. Например, попытка ряда украинских идеологов провозгласить Украину жертвой российской колонизации сродни стремлению отдельных историков ГДР объявить свою страну жертвой оккупации гитлеровской Германией35 .
Вряд ли корректны и попытки обвинить Россию в оккупации Крыма. Масштабом сравнения здесь может выступать война Пруссии и Австрии с Данией за Шлезвиг-Гольштейн, случившаяся в 1864 году. В системе государств, доставшихся Европе в наследство от Священной Римской империи германской нации, постоянство государственных границ было условностью.
В аналогичной ситуации находятся сегодня и государства-наследники распавшегося в 1991 году СССР. Этим обстоятельством определяется сегодня и сложность национальной идентификации жителей этих государств. С чем, например, должен идентифицировать себя русский, живущий в Казахстане или в Эстонии? Не говоря уже о русском, живущем в Татарстане, детям которого предлагают изучать в школе в качестве родного языка… татарский язык?
«Украинская проблема» стала своеобразной лакмусовой бумагой для самосознания жителей современной России. Россия обладает очень интересной и богатой историей. Но эта история очень трудна для объективного анализа и использования в деле патриотического воспитания. Как, например, объяснить школьникам значение освобождения Московского Кремля от поляков, к годовщине которого приурочен отмечаемый 4 ноября День народного единства, если значительная часть этих поляков оказывается на поверку «западными» русскими? А в ополчении Минина и Пожарского было значительное количество служилых татар.
Опыт Германии и других зарубежных стран убедительно доказывает, что реально работающая система патриотического воспитания в стране возможна лишь на основе специально сконструированных исторических теорий. Ее эффективность зависит от того, насколько эти теории сориентированы на реальные факты, а не на их романтическое истолкование. Неслучайно начало объединения Германии под главенством Пруссии знаменовало собой смену вех в немецком национальном самосознании. На место романтизма пришел реализм. Место Гофмана и Новалиса в литературе заняли Риль и Фонтане. Место Мюллера и Мезеса в историо-графии заняли Ранке, Дройзен и Моммзен36 .
Аналогичной смены вех не избежать и русскому национальному самосознанию. Опыт Германии XX века говорит о том, что формирование современного национального самосознания можно ускорить с помощью специально организованной системы патриотического воспитания с привлечением к нему ученых-историков и средств массовой информации, излагающих научные выводы простым языком.
С учетом кризисного состояния печатного сегмента российских СМИ можно рассчитывать на то, что именно печатные газеты и журналы охотно откликнутся на «патриотический вызов». Не исключено, что тема создания современной системы патриотического воспитания окажется близка отечественному государству и национально ориентированному бизнесу.
В этом случае можно ожидать, что в России случится отечественный «спор историков», который рано или поздно приведет к реальному объединению «неединой России».

Примечание
1. A.Hillgruber. Zweierlei Untergang. Die Zerschlagung des Deutschen Reiches und das Ende des europaeischen Judentums. (West) Berlin, Corso bei Siedler, 1986.
2. http://www.levada.ru/2014/05/27/podmena-ponyatij-patriotizm-v-rossii/
3. Там же.
4. Там же.
5.http://www.wciom.ru/fileadmin/file/reports_conferences/2016/2016-06-22-patriotizm.pdf.
6. О «патриотизме достижений» см.: В. А. Дворянов. «Патриотизм достижений». Проблема формирования российской национальной идеологии в свете современного германского опыта// Губерния, Пенза, N 1, 1997, сс. 6-25.
7. См.: Дворянов В.А. Семейное воспитание в контексте национальной идентификации евреев России/ «Евреи в постсоветских странах: самосознание и образование». Иерусалим, 2008.
8. См.: ФРГ глазами западно-германских социологов. М., 1989, с. 260.
9. E. Noelle-Neumann. Eine demoskopische Deutschstunde. Zuerich, 1983, S.10-11, 71-72, 92-100, 112-113.
10. Интересно, что 2012 году в своей статье «Россия: национальный вопрос» В. В. Путин также будет говорить о необходимости борьбы с ксенофобией на основе сплочения всех граждан страны вокруг «русского культурного ядра», призванного «скреплять русских армян, русских азербайджанцев, русских немцев, русских татар». См.: https://rg.ru/2012/01/23/nacvopros.html.
11. См. об этом: F.Wagner.Der Historiker und die Weltgeschichte. Freiburg/Muenchen.1965, S.101-106, 133, 152. Современные историки всех направлений восприняли из христианской теологии идею «ключевого периода» истории (от греч. kairos – благоприятное время), попытавшись связать ее не только с метафизическим, но и с социальным бытием человека.
См.: Koselleck R.Future’s Past. On Semantics of Historical Time. Cambridge, 1985; J.Ruesen. Lebendige Geschichte: Grundzuege einer Historik 3.Formen und Funktion des historischen Forshung.-Goettingen, Vandenhoeck & Ruprecht, 1986.
12. См.: Справочное пособие по истории немарксистской западной социологии. М., 1986.
13. Там же.
14. См., например: Доминик Ливен. Россия против Наполеона. Борьба за Европу. 1807-1814. Москва, Российская политическая энциклопедия, 2012; http://westki.info/blogs/13959/1812-god-mify-i-realnost; http://historicaldis.ru/blog/43781560522/1812-god.-Mifyi-i-realnost; http://www.sovsekretno.ru/articles/id/4195.
15. В. О. Ключевский. Сочинения в 9-ти тт., т. 1, М., 1987 г., стр. 34-35; т. 6, М., 1989 г., стр. 83, 23-24, 30.
16 Э. Эриксон. Детство и общество. Спб., 1996. Стр. 399, 488-489.
17. Там же.
18. E. Nolte. Vergangenheit, die nicht vergehen will.// Frankfurter Allgemeine Zeitung, 6.06.1986.
19. Такого рода выводы часто встречаются, в частности, в публикациях на сайте www.odnako.org. Некоторые из авторов портала, помимо публицистики, пробуют себя в литературном творчестве. Таков, например, Дмитрий Лекух, чья книга «Туман на родных берегах» (Москва, АСТ, 2012) несомненно заслуживает внимания как образец романтического подхода к теме альтернативной истории.
20. См., в частности: Adam Muller. Elemente der Staatskunst.Hrsg.von Jakob Baxa, Jena 1922.
21. Hegel G.W.F.Politische Schriften.Berlin,1970, S.11, 41, 108 u.a.
22. В статье «К еврейскому вопросу», опубликованной в единственном вышедшем номере «Немецко-французских ежегодников», Маркс прямо утверждает, что социально-экономическое положение евреев предопределено их национально-религиозным мировоззрением, содержащим презрение к теории, искусству, истории, к человеку как самоцели. При этом он отрицает евреев как национальность, в силу отсутствия у них национального государства. /См. об этом: краткая еврейская энциклопедия. Т.5, Иерусалим,1990, сс.115-118./ Весьма характерна и неизменно отрицательная оценка им национальных движений славян, подвластных Германии и Австро-Венгрии: например, периода революции 1848-49 гг. Стремление славян к национальному самоопределению у него всегда реакционно, как и политика «варварской России».
23. Adam Muller.Elemente der Staatskunst.Bd.2 S.233.
24. Ebd., Bd.2 S.225.
25. Ebd., Bd.2, S.234.
26. Meinecke Friedrich. Johann Gustav Droysen. Sein Briefwechsel und seine Geschichtsschreibung.//Historische Zeitschrift, 1929, Bd.141, Heft I S.257.
27. Некоторые историки утверждают, что вместо ига имела место вассальная зависимость части русских князей от Золотой Орды. Наиболее авторитетный представитель такой точки зрения – Л. Н. Гумилев (см., например, Гумилёв Л. Н. Древняя Русь и великая степь. М., Мысль, 1993). Сегодня ее выражают также отдельные татарские историки и филологи (Д. М. Исхаков,
Р. Г. Фахрутдинов, М. И. Ахметзянов и другие).
28. См. об этом: А. Е. Тарас. Войны Московской Руси с Великим княжеством Литовским и Речью Посполитой в XIV-XVII вв. Минск, Харвест, 2006.
29. В отличие от Московии, дворяне Великого княжества литовского и русского имели возможность поменять сюзерена. Так, дворяне Киевского, Волынского и Подольского воеводств (из которых состояла тогда Украина), а также западного воеводства Подляшье выбрали в 1569 году власть польской короны. А ряд литовских князей, начиная со свергнутого братьями в 1345 году Евнута Гедиминовича, выбирают власть московского великого князя, что, впрочем, не мешает им периодически переприсягать Литве.
30. Хотя Украинская Центральная рада была создана весной 1917 года, независимость Украины была провозглашена лишь в январе 1918 года. Это было эмоциональное решение украинских националистов в ответ на отказ Ленина признать украинскую автономию. При этом до поддержки украинской независимости Германией «украинский суверенитет» оставался одним в ряду многих искусственных суверенитетов, провозглашаемых в 1917-1918 годах на территории бывшей Российской империи. Например, на территории Пензенской губернии был провозглашен «мордовский суверенитет». При этом национальным лидером мордовского народа оказался пленный германский лейтенант.
31. Решением Центральной рады в ноябре 1917 года в Украинскую народную республику были включены также Курская, Воронежская и часть Таврической губернии (без Крыма). Для сравнения: параллельно с обособлением украинцев развал Российской империи запустил процесс обособления мусульман тюрко-татар внутренней России и Сибири. В рамках последнего также была провозглашена сначала автономия, а затем и суверенитет. Но тюркско-татарскому проекту повезло меньше. Он ограничился провозглашением Штата Идель-Урал в составе Уфимской губернии, части Казанской, Симбирской, Самарской, Оренбургской, Пермской и Вятской губерний. Штат Идель-Урал просуществовал в татарских кварталах Казани около месяца, будучи ликвидирован в конце марта 1918 года вооруженными отрядами советской власти. Интересно, что параллельно с созданием независимой Украины в начале 1990-х годов часть татарских националистов снова заявила о необходимости создания Штата Идель-Урал, объединяющего татар, русских, башкир, чувашей, мордву, марийцев, удмуртов и других представителей Волжско-Уральской цивилизации. // См. об этом: Магомедов А. Общество регионов. — Pro et contra. Т.2., номер 2., весна 1997., с. 51.
32. Исполнение этого декрета имело вполне конкретные последствия для «лиц славянской национальности» из культурных семей. В частности, им затруднялась возможность сделать карьеру, а после проведенной в 1922-23 годы чистки вузов – и получить высшее образование.
33. В этом параде этнического новообразования не повезло лишь казакам, которые тщательно подчеркивали свое отличие от русских, но имели неосторожность выступить против советской власти. Если бы не это обстоятельство, то у Казахстана были бы хорошие шансы стать Казакстаном. Даже в условиях репрессий против казаков в рамках СССР с 1925 до 1936 года существовала Казакская советская социалистическая республика, территория которой включала в себя земли Сибирского, Семиреченского, Оренбургского и Уральского казачьих войск.
34. См. об этом, например: О. Герасименко. Неединая Россия. М., Common place, 2014.
35. См. об этом: Jeffrey Herf «Livided Memory: Nazi Past in the Two Germanies», Harvard University Press, 1997.
36. Интересно, что Адам Мюллер и ряд других немецких историков романтической школы выступали против объединения Германии. При этом они придавали решающее значение религии, считая ее главным фактором эволюционного развития общества и сохранения в Европе «старого порядка». См., например: Adam Muller. Elemente der Staatskunst.Hrsg.von Jakob Baxa, Jena 1922, Bd.I, S.20. Adam Muller. Philosophische Miszellen.//Idem.Kristische, astetische und philosophische Schriften. Hrsg.von Walter Schroder/Werner Siebert. Neuwied-Berlin 1967, Bd.2 S. 205 – 258.



Пока комментариев нет. Будьте первым!

Оставить комментарий

 

— обязательно *

— обязательно *


Яндекс.Метрика