cheap bike jerseys

Two hours into the ceremony, Alfonso Cuaron's box office hit and visual marvel "Gravity" had accrued six Oscars, winning for cinematography, editing, score, visual effects, sound mixing and sound editing. mlb jerseys You can't get that readily from canned pineapple. It has to come from a fresh pineapple. So when you first buy your pineapple, one of the things you want to do is take it and put it in something and turn it upside down. ALICE MONSAERT: This piece of equipment is called the BOSU, B O S U. It stands for "both sides up," and it evolved into the fitness industry from the stability ball. The stability ball is nice and round. Wine is a wonderful accompaniment to this dish. A chianti or zinfandel is a traditional wine paired with tomato sauce and pasta. The cannoli is a popular Italian desert that consists of a deep fried pastry with a sweet ricotta cream filling that is sprinkled with powdered sugar.. Many cereals contain refined grains that are sweetened with sugar. Although these cereals may taste good, they are high glycemic foods that can rapidly increase your blood sugar levels and soon lead to low blood sugar and more sugar cravings. Sugared cereals are especially dangerous and even life threatening foods for diabetics. Cooking (especially boiling) can zap up to 50 percent of the antioxidants in some vegetables, according to a 2009 study published in the Journal of Food Science.confirm what we suspected for some time: A positive outlook on life and laughter can actually help you to live longer, Harry says. For example, a Yale University study of older adults found that people with a positive outlook on the aging process lived more than seven years longer than those who did not, while a 2012 study published in Aging found that positivity and laughter are defining characteristics in people who celebrate their 100th birthday.Positive thinking increases the brain levels of the hormone Brain Derived Neurotropic Factor, which improves memory, helps to alleviate depression, and fights Alzheimer disease, Harry explains. What more, the simple act of laughing decreases levels of the stress hormone cortisol as well as inflammation, she says.Reach Your Target BMI: Add 3 YearsA barometer of body composition, body mass index (BMI) compares weight to height by dividing weight measurement (in kilograms) by squared height measurement (in meters). When we first started I said, 'I don't know. indianapoliscoltsjerseyspop Brad Pitt, left, and Steve McQueen pose in the press room with the award for best picture for "12 Years a Slave" during the Oscars at the Dolby Theatre on Sunday, March 2, 2014, in Los Angeles. wholesalenfljerseyslan.com It marks the first time a film directed by a black filmmaker has won best picture. cheapnfljerseysband.com The moptop prof communicates as if in the midst of a very jolly acid trip, all blissed out smiles and wide credulous eyes.

cheap nfl jersyes

And it's been an honor to be here for this first season.". cheap jerseys Singing his nominated "Happy" from "Despicable Me 2," Pharrell Williams had Streep and Leonardo DiCaprio dancing in the aisles.. She had pizza delivered, appealing to Harvey Weinstein to pitch in, and gathered stars to snap a selfie she hoped would be a record setter on Twitter, (1.4 million tweets in an hour and still counting). Sir David would have got a lot closer to those baboons, mind.. cheap jerseys One participant, Meryl Streep, giddily exclaimed: "I've never tweeted before!". Glowing backstage, she cradled her statuette: "I'm so happy to be holding this golden man.". Without recourse to naff CGI, he explained how the earth position in relation to the sun and moon induced climatic changes which somehow forced our forebears to think in order to survive, leading to an enlargement of cerebral capacity.. philadelphiaeaglesjerseyspop "Look, this was the first season for me," said Stern. cheapjerseys com To a standing ovation, Bono and U2 performed an acoustic version of "Ordinary Love," their Oscar nominated song from "Mandela: Long Walk to Freedom," a tune penned in tribute to the late South African leader Nelson Mandela. wholesalejerseysgests.com miamidolphinsjerseyspop Though the ceremony lacked a big opening number, it had a steady musical beat to it. cheap jersey wholesale review If the Mexican Cuaron wins best director for the lost in space drama, as he's expected to, he'll be the first Latino filmmaker to take the category.. wholesale nfl jerseys The story then cut to Kazakhstan where three inhabitants of the space station were coming in to land and Cox was on hand to get very excited about Euclid and Newton.. (Photo by Jordan Strauss/Invision/AP)(Photo: Jordan Strauss Jordan Strauss/Invision/AP)LOS ANGELES Perhaps atoning for past sins, Hollywood named the brutal, unshrinking historical drama "12 Years a Slave" best picture at the 86th annual Academy Awards..

Журнал вольнодумства

Тщеславие власти победило душевную тягу к науке

Михаил Архангородский, 59 лет. Заведующий психотерапевтическим отделением Пензенской областной психиатрической больницы им. К. Р. Евграфова.
Автор книг «Человек-растение», «Очерки истории пензенской психиатрической больницы», «Он правды всей душой искал (исторический очерк о К. Р. Еграфове)», «Любовь нечаянно нагрянет (о психологии личности при авторитарных и тоталитарных режимах)». «Надежды маленький оркестрик (интегральная антология человеческого духа)».
Отнесен к лидерам российской психоаналитической традиции за 100 лет ее существования (В. И. Овчаренко, «Российские психоаналитики», Академический проект, М, 2000).
Статья написана специально для «Парка Белинского».

«Страницы дневника» Георга Мясникова как предмет психоанализа

Безусловно, Г. В. Мясникову было присуще чувство историчности своего существования и деятельности, ощущение себя как значимого звена в цепи прежних и будущих поколений семьи, в культурной жизни области и страны.
Это и побуждало вести дневники очень занятого, часто устававшего руководителя на протяжении четверти века. Поэтому он и просил передать дневники на хранение в государственный архив, чтобы они были прочитаны позже, когда улягутся сиюминутные страсти и время все расставит на свои места.

Георг Васильевич создал уникальный документ, свидетельствующий о его эпохе, деятельности, масштабе и свойствах его личности, глубине и самостоятельности мышления. Документ достойный изучения, анализа и глубоких выводов, многие из которых актуальны во все времена нашей истории и современности,
Дневник, как и любой творческий акт, отражает многие личностные особенности и чувства автора. Психологический анализ позволяет сделать ряд выводов, хотя в полной мере изучить по ним масштаб многогранной личности автора вряд ли возможно.

Личность Г. В. Мясникова можно охарактеризовать в значительной мере как личность аутистическую, живущую автономной, закрытой для окружающих духовной жизнью.

Вот как описывает некоторые особенности аутистической личности Э. Кречмер: «Холодный и прямолинейный эгоизм, фарисейское самодовольство и безмерно ранимое чувство собственного достоинства, теоретическое стремление осчастливить человечество в соответствии со схематическими доктринерскими принципами, желание сделать мир лучше, альтруистическое самопожертвование в большом стиле, прежде всего во имя общих обезличенных идеалов».

Существовавший политический режим, которому Мясников служит на высокой должности, вызывает у него глубокое неприятие по многочисленным фактам неустроенности жизни, всевластия чиновников-бюрократов, лживости, неэффективности и лицемерия власти. Неприятие это ни в коей мере нельзя показать, не потеряв должность.

Он временами начинает ненавидеть бессмысленную рутинную неэффективность своей работы, что проецируется раздражением выказываемым многим людям.

Просматриваются ностальгические нотки по сталинскому режиму. «Сталин – великая личность». Желание оправдать сталинские репрессии, т. к. «рабочего люду» мало репрессировали.

Имеется высокая ранимость в отношении своего душевного мира и равнодушие к душевному миру других людей, отстраненность от них, восприятие многих людей как застывших масок: «Сколько портишь людям нервов, крови, порой здоровья, а они зла не помнят, понимают, что все делается не ради прихоти, а ради дела, ради народа» (стр.27).
Как и многим людям, которые сформировались в тоталитарном государстве, Мясникову свойственны садо-мазохистские, по Э. Фромму, черты характера.

С одной стороны, это административное хамство с разгонами, нагоняями в отношении ниже стоящих. И внешне лояльное, терпимое, а иногда и подобострастное отношение к московским начальникам. Положительные и отрицательные характеристики людей скупы, некоторые просто упоминаются фамилией. Без каких-либо характеристик и впечатлений.
Характеристики изменчивы, в зависимости от настроения автора и сиюсекундного отношения к нему человека или пленума обкома, на котором его избирают.

Политический режим продолжал благополучно существовать, ни мало не трогаясь душевными муками Мясникова, его тяжелым психологическим конфликтом: действовать по убеждениям и рисковать всем, что достигнуто в жизни, или остаться в безопасности, но чувствовать, что трусишь и предаешь самое дорогое.
Такой психологический конфликт разрушителен для психики многих людей. Иные спивались, деградировали или самоуничтожались психологически или физически.

Мясников Георг_600

Но Мясников, с его честолюбием, широтой душевно-интеллектуальной жизни, креативностью, бессознательно находит выход в культурно-исторических занятиях и пишет дневник. Таить и постоянно чувствовать в себе «сверх-Я» с его критикой общества, в котором он вынужден жить, крайне болезненно.

В целом это возможно, только если тебе доступны и другие, альтернативные образы сверх-Я. В истории и культуре находит он успокоение, радость, отдохновение. Его «расколотое Я» воссоединяется на время до счастливой целостности, когда он погружается в исторические и культурные пласты. Так он восстанавливал и самоуважение, и целостность личности, обретал смысл и цель своей жизни.

Это были чуть не единственные психологические подпорки, которые способны были поддерживать его, давая силу жить в мире, постоянно угрожающем морально-психологическим уничтожением.

Как это ни парадоксально, но и верная, по внешнему рисунку деятельности служба критикуемому внутренне режиму также помогала восстанавливать внутреннюю целостность душевной жизни, не чувствовать себя чужаком.
Как писал Бруно Беттельгейм: «На более глубоком, или высоком, уровне тоталитаризм притягателен тем, что восстанавливает внутреннюю целостность
человека, подвергающуюся опасности, когда он вынужден поступать вопреки собственным чувствам».
(«О психологической привлекательности тоталитаризма». (Американский журнал экономики и социологии, 1952, интернет-публикация на русском языке: http://www.twirpx.com/file/223587/)
Не присоединяясь к современной ему коммунистической партии по внутренним убеждениям и не разделяя до конца ее ценности (особенно периода хрущевской оттепели, брежневского застоя), Мясников видел в режиме некие светлые стороны, хоть и сохранял критическое отношение ко многим аспектам системы, но при этом даже помыслить не мог, что она неверна в целом.

Глубокое, как на подводной лодке, задраивание отсеков душевной жизни все же не спасало Георга Васильевича от психологической деформации мышления, которую нес режим своим подданным.
Убежденность, что он, как партийный деятель, служит людям, спасала от чувства вины, не переносимого для такой сильной личности, давала ощущение безопасности.

Мясников живет в постоянном страхе совершить ошибку, раскрыть свои подлинные чувства, поставив на карту карьеру, жизнь, свою, а то и своей семьи. Поэтому ему приходится быть еще и безукоризненным актером.
Душевная борьба, а также то, что к власти в Пензе и стране приходят люди куда более поверхностные, чем он, конформисты, не способные к системному анализу проблем, решительным, выверенным действиям, с годами приводит Мясникова к апатии, нежеланию ходить на работу. Он все более погружается в научно-историческую работу, прикладную культурно-историческую деятельность, часто сожалея, что не стал историком.

Архетипические основы личности Мясникова просматриваются в воспоминаниях об отце, построившем церковь в родном селе, самом детском воспоминании о церкви («Громадой на фоне садов возвышается церковь, темное, но родное прошлое. Здесь преклоняли колени и находили себе хлеб мои прадеды, прабабка и бабка, здесь в купели приобщился к христианству и я. Сколько ног истоптало ее ступени, а она гордо стоит, задумчиво храня память о прошлом, и робко, тоскливо глядит в беспросветное будущее») как символе прежней, отмененной революцией русской народной культуры и духа.

Последняя есть имманентный вектор его деятельности по сохранению русского исторического наследия и русской нации. Ностальгия по образам ушедшего прошлого сублимируется в активном интересе к истории. Одновременно присутствует убежденность, что религия – это прошлое. Сегодня она подменяется развитием культуры. И он гордится, что строит клубы.
В этом проявляются элементы Эдипова комплекса с бессознательной конкуренцией с отцом и отвержением его ценностей. Бессознательная агрессия к отцу служит отождествлению с ним, и Супер-Эго развивается из агрессивности по отношению к отцу.

В этом необъяснимое для самого Мясникова влечение к истории, ценность которой отвергают его идеологические наставники. Либидо сконцентрировано на образе матери, которая идентифицируется у атеиста Мясникова с иконным образом Богоматери как символа утешения, защиты, всепрощения.

Портрет матери берет он с собой в больницу в связи с предстоящей операцией по поводу аппендицита. Женские образы в дневнике, включая жену, представлены так же скупо, как и мужские, без всякого эротического налета.
Описанные Зигмундом Фрейдом два основных человеческих инстинкта: Эрос, то есть любовь в самом широком смысле этого слова, чью энергию он назвал либидо, и второй инстинкт, который он назвал, в соответствии с его конечной целью, инстинктом смерти.

Инстинкт смерти представляется нам как импульс к разрушению. Он является противником Эроса, который всегда пытается создавать все большие и большие объединения, совместно связанные либидо. Оба инстинкта с самого начала одновременно наличествуют в психической жизни и редко когда-либо проявляются в чистом виде, а являются, как правило, перемешанными в различных пропорциях.

Либидо Мясникова сублимировалось в культурно-исторической деятельности, написании дневника, где единственно он и выражал свою могучую природную энергию.

Танатос, или разрушительный инстинкт, реализовывался в его механической, авторитарной партийной деятельности, которая с годами, в силу осознания своей бессмысленности, ему просто надоела.

Сложно перемешанные, эти выражения базовых инстинктов и составляют сложность и противоречивость личности Мясникова, до конца не понятой многими до сих пор.

Тяготится ощущением, что прожил не свою жизнь. «Нужно было родиться в иную эпоху; эпоху бурных страстей, митингов, решительных действий. Я же вышел в путь тогда, когда на смену всему этому пришли кабинетные страсти, митинги сменились бесконечными совещаниями и заседаниями, а главной фигурой стал не борец, а чиновник, бюрократ, умеющий вовремя вставить угодливое словцо, скромно опустить взгляд перед начальством и рычать на подчиненных, «аки лев». Мне не везет, потому, что никак не могу и не хочу быть таким чиновником» (стр. 16).

Часто употребляет слова «кошмар», «ужас», «волосы встают дыбом», «страшно», «жуткий». Это свидетельствует о многолетнем состоянии хронического эмоционального стресса. С годами появляется и клинический симптомы невротизации – длительные периоды стойкой бессонницы, апатического настроения, когда не хочется идти на работу. Снижается интерес к жизни. Присутствует страх смерти. Почти каждый свой день рождения он думает о бренности человеческого существования, смерти.

Во многих чувствах и мыслях присутствует когнитивный диссонанс. Например, всей душой стремился к культуре, много сделал для культурной жизни города и одновременно: «Нищета и бесправие, кровь и муки – вот путь русского мужика, тащившего на своей шее Арсеньевых, Белинских, Тургеневых, Толстых… Лермонтовы, Белинские, Тургеневы, Толстые остались в истории на века. Но как бы они одни творили, не будь этого лапотного, задыхающегося в трудах русского мужика…» (стр.13).

Во многих местах текста его дневника критика истории партии большевиков, стиля и методов ее работы, «развитого социализма» и одновременно убежденное следование в своей деятельности этому же стилю и методам.
Амбивалентность мнений: на одних страницах – какой замечательный у нас народ, на других: «…умеют работать, но только тогда, когда дело доходит до скандала. Это – национальная особенность».

На одних страницах – любовь к культуре, на других: «Мейерхольд – не великий человек… стал «героем», как жертва культа… его режиссерство сомнительно…решил отклонить попытку» (открыть дом-музей Мейерхольда по ходатайству Эренбурга, Ильинского, Симонова).

Остро переживает свое душевное одиночество. 8 ноября 1985 г. Г. В. Мясников пишет: «..Одиночество
руководителя при нашей коллективной системе. Всё время на виду, а дома только семья. Никого нельзя подпустить близко, чтобы не дать повода для всякого рода кривотолков. Жуткий вакуум. Психологически выдержать его сложно. Но без выдержки нельзя быть руководителем» (с. 625).

Идентифицирует себя с Дон-Кихотом: «Выдумываем себе мельницы и начинаем с ними бороться» (стр. 4)
Здоровый национальный патриотизм чередуется
с элементы ксенофобии: «Целые нации (грузины,
армяне, азербайджанцы) превратились в откровенных оккупантов» (с. 131). Или вот запись от 6 апреля
1979 г.: «…Русский народ тает, живёт хуже других, его грабят всякого рода армяне, азербайджанцы, осетины в виде диких бригад на стройках, увозящие миллионы рублей его денег. На эти деньги у себя сооружают
замки, покупают машины, рожают детей, а Русь пустеет» (стр. 352).
Крайне авторитарен в своих суждениях и действиях. Иногда до абсурда. Учит актеров и режиссеров театра, как ставить пьесу, играть роль.

Проскальзывают в дневнике Мясникова и мессианские нотки. «Реализована одна из целей жизни – служить своему народу, своим землякам, возвеличивание подвига моих предков. Сделать удалось многое. Пенза из захудалого и малоизвестного города стала центром российской культуры, образцом для подражания. И это – главное».
Роли других людей, реализовавших его идеи (свои иметь воспрещалось), не отмечает – это для него вторично.
Ощущение историчности своего существования во времени. Большое чувство внутреннего достоинства, совести, как он ее понимает.

Яркие описания природы, с годами все более частые, длинные, красочные, с образными сравнениями.
Снобизм, идущий от самоуверенности в том, что он крупный специалист во всех областях культуры: «Купил книгу В. Пескова «Шаги по росе». Странно, что таким мелким (хотя и очень интересным!) книгам дают такие крупные (Ленинские) премии» (стр. 8).

Автор не отрицает у себя тщеславия, помешавшего сделать жизненный выбор в сторону любимого дела: «Тщеславие власти победило, к сожалению, душевную тягу к науке, к поискам» (стр. 22).

Выписки: подражание Гаспарову

«Очевидно, сознание некоторой власти над нами доставляло ему величайшее наслаждение».

А. П. Чехов. Пустой случай. Из книги «Сумерки». Очерки и рассказы. М.: Наука, 1986, стр. 21.

***

«Знать истину нелегко, но все же легче, нежели высказывать ее, когда она не совпадает с общим мнением».

А. И. Герцен. С того берега. Сочинения в девяти томах. Том 3. М.: Государственное издательство художественной литературы. 1956, стр. 329.

***

Неопределенность того, что таит в себе будущее, отбрасывает тяжелую мрачную тень на все аспекты настоящего».

Джон Дьюи. Реконструкция в философии. М.: Логос, 2001, стр.7.



Пока комментариев нет. Будьте первым!

Оставить комментарий

 

— обязательно *

— обязательно *


Яндекс.Метрика